Рустам Штар: “Я не разделяю сцену и жизнь”

Рустам Штар

Александр Розбам, программный директор Reklama Radio, беседует со своим давним другом, известным музыкантом и певцом Рустамом Штаром

– Здравствуй, Рустам! Рад возможности пообщаться.

– Привет, Саша, тоже очень рад. Сколько лет мы знакомы? Наверное, уже лет двадцать.

– С твоим творчеством я познакомился, когда жил в Москве. В то время появилась знаменитая песня “Красное платье” в исполнении твоей группы “Штар”. Наверняка многие помнят слова: “Это красное платье, да бутылка мадеры, вот бродячее счастье с ночи до утра” и зажигательную музыку. Тогда эта песня звучала, как говорится, из каждого утюга. Включаешь радио – звучит эта песня, включаешь телевизор – крутят клип. Из окон проезжающих машин раздается знакомая мелодия. И я сразу влюбился в твою музыку. Когда узнал тебя лично, было приятным сюрпризом, что ты оказался таким замечательным человеком, от которого исходит море позитива! Встреча с тобой – всегда радость и праздник.

– Спасибо, Саша, и это взаимно. У тебя тоже энергия потрясающая, и поэтому ты столько лет у руля Reklama Radio. Очень ценю нашу дружбу.

– Начну с того, что перечислю мегазвезд российской эстрады, которые ценили и ценят твое творчество и спели с тобой дуэтом. Среди них: Иосиф Кобзон, Любовь Успенская, Михаил Шуфутинский, Алексей Чумаков, Стас Михайлов. Алла Пугачева пригласила тебя на “Рождественские встречи”. Это, наверное, очень интересно. И все-таки сначала хотелось бы узнать о том, как ты пришел в музыку, как решил для себя, что будешь петь?

– Я родился в музыкальной семье. Бабушка была артисткой, музыкантом. Мама с папой были музыкантами, поэтому совершенно естественным образом и я стал музыкантом. Родители отвели меня в замечательную музыкальную школу им. Гнесиных, где я и учился. Это, честно говоря, было некоторым испытанием, потому что от дома до школы нужно было ехать очень долго. Я выходил из дома в 6:45, а в школу попадал где-то в половине девятого.

– Ты говоришь “испытание”. Это потому, что тебя заставляли учиться или ты это делал по своему желанию?

– Все, что касается музыки, происходило исключительно по моему желанию. Музыка настолько захватила меня с самого детства, что я не представляю жизни без нее.

– И это правда. Знаешь, часто вижу в Фейсбуке или Инстаграме твои посты, и понимаю, что ты еще и играешь на различных инструментах. В последнее время чаще всего встречается саксофон.

– Объясню почему. Около двух лет назад я стал заниматься этим инструментом. Саксофон очень помогает с вокалом. Поиграешь некоторое время и уже, в принципе, распелся. К тому же мне нравится импровизация. Я слышу по-другому, когда играю на саксофоне. И в джазе стал разбираться и любить его больше. Всегда слушал джаз, но скрупулезно не анализировал. А когда начал играть на саксофоне, джаз зазвучал для меня по-новому.

– Но в твоей жизни много музыкальных инструментов, ведь так?

– Не хочу оставаться в строго определенных рамках. Я окончил школу по классу фортепиано. Этого было мало. Начал заниматься барабанами. Потом подключил саксофон. Сейчас к саксофону добавилась бас-гитара. Кстати, многие музыканты играют еще на двух-трех инструментах для того, чтобы еще больше расширить свой кругозор в музыке, в импровизации, в звуке. Мне тоже это очень сильно помогает, и я занимаюсь каждый день.

– Хорошо помню твой концерт в Чикаго. Реакция зала была потрясающей! Но я обратил внимание вот на что. Мы на радио организовывали много концертов, и я видел много профессиональных артистов. Они выходили на сцену работать. А ты этим живешь. Ты и в жизни и на сцене одинаковый: улыбающийся, с потрясающей энергией. Сцена просто полыхала от эмоций и позитивной энергетики! И зрители это сразу с восторгом восприняли. Скажи, как это происходит на самом деле, какой ты в жизни, вне сцены и какой на сцене?

– Я не разделяю сцену и жизнь, может быть даже правильнее сказать: я всегда на сцене, даже в обычной жизни. Я ничего не придумываю, всегда такой, какой есть. На мой взгляд, в жизни вообще и на сцене в частности (потому что сцена – это тоже жизнь и поддается одному и тому же закону), главное – быть настоящим. Быть честным по отношению к зрителю, к своей жизни, к своим друзьям, к тем людям, которые тебя встретили. Просто быть настоящим человеком. И тогда все чувствуют настоящее.

– Независимо от национальностей и вероисповеданий, места жительства люди всегда любили цыганскую музыку. Когда твоя группа “Штар” только появилась, вас называли русские Gipsy Kings. Но, на мой взгляд, вы в своем творчестве намного шире. Gipsy Kings никогда не выходили из своих рамок. Даже если они брали песню Фрэнка Синатры, то делали в своем строго определенном стиле. У тебя более масштабный подход. Но все-таки, сколько в твоем творчестве цыганского?

– Очень много. Могу сравнить с фундаментом дома. Цыганское начало лежит в основе всего моего творчества, там есть присущая этому народу искрометность, завораживание, так сказать, зрителя. А все остальное – это уже мое образование, люди, которые мне встречались на профессиональном пути. Джаз много добавил. Классическая музыка очень влияет и помогает. Но, думаю, что основа, конечно же, цыганская. И мне это очень нравится. Я люблю свой народ и считаю его одним из самых талантливых в мире. Цыгане очень музыкальные, гостеприимные люди.

– Когда вы собираетесь семьей, поете ли песни во время застолья?

– Честно говоря, сейчас уже редко. В доме постоянно звучит музыка. Дочка занимается каждый день, она поет. В другой комнате я играю на саксофоне или пою, потом перехожу вниз и играю на бас-гитаре. Сочиняем песни, в компьютере какие-то музыкальные треки собираем. А когда выдается минутка спокойно посидеть, просто поговорить, поужинать, обсудить какие-то вопросы – не поем, общаемся. Когда приезжаем в Россию к маме, собираются все сестры, то, конечно, обязательно берем гитару и начинаем петь и танцевать.

– На каком языке?

– На цыганском, конечно.

– Сейчас ты в основном живешь в Америке? Наверное, потому что здесь твоя семья и, возможно, здесь есть что-то еще, что необходимо для твоего творчества?

– Для творчества мне везде всего хватает. Просто здесь семья, дети учатся. Вернее, сын у меня уже работает здесь, дочка учится, будет поступать в университет. И, поскольку сложилась такая непонятная ситуация с коронавирусом, дай бог, чтобы она конечно побыстрее закончилась, я сейчас плотно осел здесь. Не гастролирую сейчас, потому что боюсь заразить кого-то в семье.

“Для своего дебютного трека моя дочь, Глория, сама написала стихи и музыку”
“Для своего дебютного трека моя дочь, Глория, сама написала стихи и музыку”

На самом деле, много всего можно и нужно сделать дома, и я с удовольствием трачу время на семью. С этой точки зрения, хорошо, что сейчас есть возможность побыть вместе, ведь обычно я постоянно в разъездах и не вижу родных.

– Ты упомянул, что дочка поступает в университет, но, в то же время, мы недавно услышали ее новую песню в эфире Reklama Radio. Правильно ли я понимаю, что дочка все же идет по твоим стопам и хочет тоже быть на сцене?

– Да, она планирует получить американское образование и хочет быть на сцене. Для своего дебютного трека она сама написала стихи и музыку. Единственное, в чем я ей немного помог, это аранжировка.

– Я думаю, что все будет замечательно. Ее песня, действительно, мне понравилась. Наши радиослушатели оценили ее по достоинству. Рустам, твои песни постоянно звучат в эфире. Ты знаешь, мы периодически делаем различные музыкальные викторины, когда нужно угадать исполнителя. И я часто ставлю твои песни. Еще ни разу не было, чтобы кто-нибудь не угадал буквально на первых секундах! Сразу звонят и отвечают, кто поет. Это верный знак – значит, тебя любят и помнят в Чикаго. Поэтому считаю, что твой концерт будет большим подарком для всех нас.

– Я думаю, что когда пандемия закончится, мы сделаем тур по Америке, я обязательно посещу Чикаго и мы споем вместе!

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*