Между прошлым и будущим

Мудрые слова из хорошей песни

Эти слова прозвучали в фильме “Земля Санникова”. Музыка А. Зацепина, текст Л. Дербенева. Вот запомнившиеся строки:

Призрачно всё в этом мире бушующем,
Есть только миг, за него и держись.
Есть только миг
между прошлым и будущим,
Именно он называется жизнь!

В этом мире бушующем непросто продержаться, если непредсказуемо будущее и подзабыто прошлое. Пробелы в этих представлениях сдерживают познание жизни. В этой связи я назову два заголовка книг: “1984” и “1948”. Первая, знаменитая, принадлежит Джорджу Оруэллу. Его роман-антиутопия, написанный, кстати, ровно за сто лет до написания второй из названных книг, прозвучал как предупреждение всей нашей цивилизации о страшной участи человечества, предвестие которой автор разглядел тогда в Великобритании.

Позже предсказанное Оруэллом подтвердилось в ряде стран мира, особенно в СССР. То, о чем Оруэлл предупреждал нашу цивилизацию, как ни странно, взято на вооружение некоторыми политическими проходимцами даже в США. Пока эта оказия еще, возможно, не в сильно вирулентной форме, и она, надеюсь, будет преодолена благоразумным американским народом.

Читаю теперь в интернете новую книгу Владимира Батшева “1948”, часть вторая, Франкфурт-на-Майне, Германия. О первой части этого романа я написал в прошлом году статью под заголовком “Смотреть за горизонт. В будущее и в прошлое”. Оруэлл смотрел за горизонт в будущее, а Батшев ищет истоки настоящего и будущего в засвидетельствованном и задокументированном прошлом.

Выбранная им форма романа оказалась удачной. Как у живописца этюды слагаются в картину, так у писателя отдельные факты, наблюдения и представления последовательно в хронологическом порядке сложились в роман.

1948-й – это знаковый год. Так писал я, представляя первую часть романа. С одной стороны, это был счастливый год, поскольку страшная война позади. С другой стороны, это был год поворотный – к новым бедам, нежданно обрушившимся на нас. Если в годы войны, когда “Всё для фронта, всё для победы!”, было у нас ощущение общей судьбы и единства, то сразу после ее окончания Сталин, поднабравшись от Гитлера, довоенного своего приятеля, новых поучений и, как ему казалось, от гитлеровского опыта “поумнев”, положил этому ощущению конец. Начал он с убийства Михоэлса и расстрела Еврейского антифашистского комитета. Антисемитизм стал государственной политикой. Отсюда борьба с “космополитами” и за ней с неуклонной последовательностью дошло до “дела врачей-отравителей” и до подготовки массовой депортации евреев на погибель, которая остановилась только со внезапной смертью тирана под Пурим 1953-го.

Прошу прощения за самоцитирование, но это для меня квинтэссенция послевоенных событий в СССР, о которых необходимо постоянно напоминать, поскольку среди нас еще встречаются не просто забывшие то, что пережили, но, что важнее, одураченные лживой пропагандой, и сегодня еще идущей из России.

Действующих лиц в романе немного. Вот главные по авторскому списку: “Конрад Альвенхаузер – немецкий военнопленный в СССР; Ирма Альвенхаузер – его жена, служанка фрау Вальзер; Кирилл Проталин – журналист эмигрантской газеты; Ольга – бывшая жена Проталина; Джордж (Юрий) Олонецкий – русский эмигрант; Ханнелора Вальзер – летчица, владелица посылочного бюро; Мишель – старый эмигрант, портье гостиницы в Париже; Алексей Астахов – летчик; Ефрем – актер-чтец Московской филармонии; Варлов, он же Швед, он же Берг – беглый чекист; Илья Эренбург – журналист и писатель, изобретатель “Движения за мир”; Сталин – душегуб”. Эти персонажи с другими помельче активно взаимодействуют на 239 страницах.

Вторая часть романа начинается с июльской хроники. Кратко: “В Западном Берлине введены жесткие нормы экономии электроэнергии… В Италии не удался коммунистический переворот. В связи с покушением на Тольятти Сталин направил ему соболезнование, заодно упрекнув итальянскую компарию в беспечности… В советской прессе предложено переименовать гостиницы “Националь”, “Метрополь”. “Астория”. “Англетер” и др. Дескать, такие названия демонстрируют недопустимое низкопоклонство перед Западом”.

Тут же документы секретариата МВД: о задержании грузинских эмигрантов, связанных с турецкой разведкой; о рассмотрении Особым Совещанием следственных дел; о высказываниях военнопленных, находящихся в лагерях; о заявлении генерал-фельдмаршала Паулюса советскому правительству об эволюции его мировоззрения…

Подобные хроники рядом с описанием лагерного быта, разговоров в советских учреждениях и на кухнях, а также жизни в послевоенной Германии, идут с интересными подробностями помесячно. Вот, например, из декабрьской хроники: Генеральная ассамблея ООН приняла Всеобщую декларацию прав человека. Джордж Маршалл, выступая в ее защиту, сказал: “Попрание прав человека лежит в корне современных проблем. Миллионы людей живут под вечным страхом тайной полиции, арестов, ссылок. Правительства, пренебрегающие правами собственных народов, пренебрегают правами других народов”. Звучит вполне современно.

Пересказать здесь более подробно богатое содержание романа невозможно, и я сообщу под конец лишь еще об одном описанном в романе малоизвестном эпизоде, касающемся личности Сталина. В книге приведены свидетельства его сотрудничества (еще в молодом возрасте) с полицией на Кавказе и о последующем продвижении его в ЦК компартии, тайно поддержанном царским Охранным отделением. Подлая роль “чудесного грузина”, как называл Сталина одураченный им Ленин, дополнительно раскрывается, и это в конечном итоге должно привести к разоблачению сторонников и последователей сталинизма в современной России.

Перехожу к заключению: знаковый 1948-й год в важнейших общественно-политических событиях описан мастерски и в хорошем литературном стиле, часто как бы кинематографическом. Многое из раскрытого прошлого просится на киноэкран.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*