Куклы и люди, или о трансформациях красоты

Михаил Гуревич

Для театра кукол (добавим: в широком понимании, часто далеко за пределами традиционных форм и привычных представлений) Чикаго становится все более «намоленным местом», с традицией «Красной луны» (Red Moon theater – увы, уже прошлой) или нынешних лабораторий независимых работ и новых театров, и, конечно, с международным кукольным фестивалем, становящемся раз от разу все представительней и интересней, – и этой накопленной гравитацией словно бы уже притягивает любопытные и значимые явления извне.

Так, в сетке нынешнего, 3-его латиноамериканского театрального фестиваля Destinos (переведем здесь как «Пути и судьбы») был спектакль чилийского Teatro y su Doble «Уродливые» (Feos, режиссер Aline Kuppenheim) – одновременно и характерный отчасти для современной сцены своего подвида, и совершенно удивительный в эстетическом и этическом жесте. Наверное, и в литературной основе (известный рассказ уругвайского писателя Марио Бенедитти «Ночь уродов», в инсценировке видного чилийского драматурга Гилермо Кальдерона) это сильная и резкая вещь: встреча-узнавание-близость двоих, мужчины и женщины – с деформированной, осторожно скажем, внешностью. Здесь же, в рамках совсем особого театра, эта коллизия с неизбежностью драматично «остранивается» и приобретаeт иное качество.

Традиционный — известный «черный кабинет» (когда скрытые в темной глубине сцены актеры ведут кукол, видимых только в узком светом луче просцениума) осложнен тут современным техницизмом: «живые» куклы сосуществуют с покадровой проекцией, да так, что не очень и отличишь одно от другого – и все это вместе, за проницаемой патиной-экраном, мерцает неким мистическим реализмом. Главные персонажи – «планшетные» в полу-рост человека куклы, почти манекенные, с чуть страшноватым жизнеподобием. И поначалу не очень чтобы ‘играют’, и слишком все утопает в плотном тексте разговоров за столиком в кафе. Но вот как-то незаметно, в полу-движениях и сближениях, в пунктире пауз, световых отбивок возникает, против правил и ожиданий, странное напряжение и непонятного замеса театральность, с точной «правдой чувства» и намеком на иные горизонты, на иную красоту, в деформации и помимо – чтобы наконец в итоге дать бесстрашный урок обнаженной интимности, во всем диапазоне смыслов.

Это из того редкого разряда неуютно цепляющих, но и промывающих зрение впечатлений, которые откладываются в памяти и что-то меняют в опыте зрительском и душевном.

Информация о продолжающемся фестивале Destinos – на сайте: www.clata.org/destinos

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*