Чикаго – Киев – Москва – Улан-Удэ: финал сумасшедшего путешествия к пришельцам и буддистам!

Нам не страшен вирусина – снова здравствуй, Украина!

Ну, вот и все… Точнее – почти все, потому что на пути к моему самолету из Киева в Чикаго мне предстояло вновь пересечь на автобусе сухопутную российско-украинскую границу. Ту самую, где я провел одну из очень запоминающихся ночей моей жизни, описав ее в прошлых репортажах

…Когда наш внушительный международный автобус остановился в начале осенней тьмы перед российской погранзаставой на пути из Москвы в Киев, я почему-то вспомнил все настрои, которые передали нам через контактера инопланетяне на нашем Байкальском ретрите. Виза в американском паспорте (по которой я въезжал), карта иностранца и регистрация из туркомплекса с “синими печатями” (по которым я выезжал), сертификат о прививках из Чикаго (конечно, без печатей и голограмм) – все это у меня было в полном порядке. А вот уверенности, что это мне поможет, не было…

Но настрои как-то увяли за время почти пятичасового ожидания в автобусе. Нет, особой очереди из транспорта не было. А вот пересменка (по слухам) да и просто ночь на границе были. Но вот все же, наконец… Мы достаем из багажного отделения все чемоданы и перемещаемся в помещение, где нас должны пропустить. Или нет… Я оказываюсь перед окошком молодого российского пограничника-паспортиста одним из первых. Сзади – ждут почти 70 пассажиров с сумками, чемоданами и раскрытыми документами. 2 часа ночи. Офицер молча берет мой американский паспорт, открывает его и… И ничего. Ничего в полном молчании длится минуту, две, три, пять… Я не вижу, что происходит за высокой стойкой, лишь смутно понимаю, что он с каменным лицом проверяет мой паспорт по каким-то базам на предмет чего-то-не-того. В самом деле, кто меня знает… Враг, он враг и есть… Или не враг? Очередь напряженно, но терпеливо ждет вместе со мной. Но вот паспорт все же приподнят в его руке, спрошены пара дежурных вопросов про то, что я делал на Байкале (туристил, лечился, да и вообще красиво…), почему я в Украину (у меня самолет оттуда), и вот сейчас… Неожиданно он останавливает движение руки с желанной печатью к моему синему аус-вайсу и бросает на меня взгляд, полный почти неподдельного любопытства:

– А, скажите – если не секрет – какой вы национальности?

Очередь, и без того смирная, замирает окончательно, и становится отчетливо слышно, как за толстым стеклом тихо работает мотор нашего автобуса… Мне ужасно хочется ответить – эвенк, тунгус или, на худой конец, бурят. Но я вспоминаю о ждущих меня родных в Чикаго, да и о теплом автобусе, где у меня было такое комфортное место… Поэтому я мужественно набираю пограничный воздух и говорю ту самую горькую правду, которую он и так отлично видит в паспорте по фамилии, отличающейся этим от моего журналистского псевдонима… Испугаться моей правды очередь не успевает, потому что офицер, видимо во избежание потенциальной публичной разборки на ночной украинской границе с невинным, но все равно подозрительным евреем из Америки, рожденным в СССР – скорострельно штампует мне печать и суетливо протягивает паспорт, желая счастливого пути. Мне кажется, он даже улыбнулся. Вот это да…

Путь в Украину через нейтральную полосу открыт! Остальные пассажиры проходят контроль повеселее. Еще пару часов ожидания в автобусе. Наш водитель (как выяснилось из Одессы) развивает высокую активность. Почти с отеческой заботой он идет по рядам, проверяя, есть ли у каждого отрицательный тест на вирус или сертификат о вакцинации и прочие документы. Возле каждого ряда он повторяет одну и ту же строгую фразу: “Без этого вас в Украину никто не впустит!”. Люди достают бумаги, что-то с жаром объясняют, ставят на телефоны приложение, которое нужно активировать для карантина – в общем, внемлют и честно беспокоятся о своей скорой незавидной судьбе… На рассвете водитель громко добавляет, чтобы слышали все: “Но все это можно решить – если дадите “два рубля”. Это не мне, но я решу!”. И хотя два рубля оказываются 2-мя тысячами российских рублей (750 грн, 30 долларов), все точно понимают – надо дать, и действительно решит! Мне давать не надо, у меня с документами все полный “хоккей”, но я тут же вспоминаю 94-й год, Шереметьево и наш отлет в Чикаго. Перед аэропортом к нам подходит местный “бригадир” и вразумительно объясняет – если дадите вот столько, то ваши баулы останутся в сохранности, а вот если нет… Прошло почти 30 лет, изменилось все, даже названия украинских улиц и городов, но Советский Союз, “по этой части” крепко объединяющей его бывшие республики, видимо, будет жить всегда. Так же, как, похоже, ненавистный этим самым “переименователям” Ильич из упомянутого мною в прошлый раз Мавзолея…

Молодая украинская пограничница с кобурой на боку, бодро глянув на мой “американский” и вяло – на сертификат механически ставит штамп. Все… Я чувствую, что в этом месте мои захватывающие приключения счастливо завершились! 7 утра, и нам еще часов 5 до Киева, но это уже не имеет значения. “Щыра нэнька Украйина” с восходящим Солнцем над желтыми полями расправила свои объятия нашему автобусу и лично мне – странному страннику, который все еще никак не может понять, почему его любимая Родина так упорно считает, что главное убрать все хорошее “старое” (например, запретив показ по ТВ лучших советских комедий!), но при этом, на “пути в Европу”, лелеять старое нехорошее – в виде глупых нежизнеспособных правил, которые играючи обходит (видимо, они для того и нужны) бессмертная мама-коррупция… В дополнение к этому же скажу, что желанный сертификат с “мокрыми печатями” в родной мне стране можно без особых сложностей и прививок приобрести за 250 евро…. Дорого? О, нет! Разве это дорого, если далеко не самая шикарная двухкомнатная квартира в многоэтажке далеко не в самом центре Киева мгновенно сдается (чуть ли не нарасхват) за… 1200 долларов в месяц! Именно долларов, а не гривень, и это еще без коммунальных услуг (дополнительно долларов 250)! Мое жилье в “бедном” Чикаго стоит намного дешевле… Все бы ничего – ну есть у киевлян деньги, вот только зачем же тогда клянчить их “на бедность” у “щедрого МВФ”? И куда они идут тогда – не в карманы ли госслужащих, которые потом откатывают часть обратно – чтобы давали и дальше?! Иначе, как объяснить все это? Может МВФ стоит переключиться на другой континент и помочь загнивающей Америке…

Перед отлетом в эту самую Америку я успел заглянуть в пещеры Лавры, где, как всегда, было незабываемо, а также на выставку боевой техники всех времен с трофеями нынешнего восточного фронта (лучше бы я остался в Лавре…). Но Киев – это все равно тепло и Свет. Несмотря ни на что… Впрочем – как, несмотря ни на что, и Москва, Улан-Удэ, Байкал, да и вообще весь наш синеватый мир на этой недооцененной нами, но любимой даже пришельцами особенной планете Солнечной системы…

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*