Вечер в Lookingglass Theatre

Один день и вся жизнь

Постер вечера. Фото - Lookingglass Theatre
Постер вечера. Фото - Lookingglass Theatre

4 марта в 7 часов вечера в Lookingglass Theatre – чикагском “Зазеркалье“ – состоится необычный виртуальный благотворительный вечер “Lookingglass Theatre’s 2021 gglassquearde unGALA”. Мы встретимся с актерами и руководителями театра, увидим фрагменты из лучших спектаклей, услышим планы на будущее. Организаторы вечера обещают сюрпризы. Вечер направлен на поддержку театра и актеров.

Немного статистики. Тридцать два сезона, сто две постановки, из них семьдесят (!) мировых премьер, премия “Тони”-2011 в категории “Лучший региональный театр Америки”, премия Макартура-2016 (MacArthur Award), больше сорока чикагских театральных премий “Джефф”(Joseph Jefferson Award) и сто шестьдесят одна номинация – это все о нем, о Lookingglass Theatre, самом необычном для Америки коллективе. О театре – чуть ниже, а пока – о ведущих вечера. Их двое: член труппы c 2013 года Энтони Флеминг Третий и один из основоположников Дэвид Швиммер.

Актер театра и кино Энтони Флеминг Третий живет и работает в Чикаго. Сыграл во многих спектаклях театра. Он всегда заметен, его роли яркие, неожиданные, требующие большой физической выносливости. Вспомню только его замечательного Чеширского кота в возобновлении легендарной “Алисы” (“Lookingglass Alice”, сезон 2014-15 годов) и Квикега в “Моби Дике” (сезоны 2014-15 и 2016-17 годов) – премия “Джефф” за лучшую второстепенную мужскую роль. Всего на сцене театра он сыграл 555 (!) спектаклей.

Энтони Флеминг Третий с премией “Джефф”. Фото - jeffawards.org
Энтони Флеминг Третий с премией “Джефф”. Фото — jeffawards.org

Дэвид Швиммер известен далеко за пределами Чикаго и Америки благодаря своему участию в сериале “Друзья” (“Friends”, номинация на премию “Эмми”). Он родился в Нью-Йорке, вырос в Лос-Анджелесе, учился в Северо-Западном университете. Именно тогда, в 1988 году, он с друзьями-студентами Северо-Западного университета Евой Барр, Дэвидом Катлином, Джоем Грегори, Лоуренсом Дистази, Дэвидом Керснером, Томом Коксом и Эндрю Уайтом (бывший художественный руководитель, ныне – Director of Community Engagement) задумались о создании нового театра. Путь к нему шел через “кроличью нору” в “зазеркалье”. Первым спектаклем молодого коллектива стала инсценировка романа Льюиса Кэрролла “Алиса в стране чудес”. Уайт говорит: “Премьеру сыграли в помещении университета. Нас было шесть человек. Одна актриса играла Алису, пять актеров были заняты в остальных ролях. С этим спектаклем мы с успехом выступили на Edinburgh Fringe Festival. Это было волшебное чувство рождения театрального организма. Мы чувствовали себя в начале большого пути”.

Швиммер активно участвовал в “рождении театрального организма”. Среди его актерских и режиссерских достижений – спектакли “Plantation!, “The Jungle”, “Big Lake Big City”, “Trust”, Our Town”, “West”, “The Master and Margarita”, “Eye of the Beholder”, “The Odyssey”, “The Idiot”, “Of One Blood”, совместная с Джоем Грегори адаптация романа Стадса Теркеля “Race”. Его последняя (пока) работа в Lookingglass – продюсерство спектакля “Beyond Caring” по пьесе А.Зелдина.

Дэвид Швиммер. Фото - Lookingglass Theatre
Дэвид Швиммер. Фото — Lookingglass Theatre

День рождения Lookingglass Theatre – 13 февраля 1988 года. К этому времени студенты-основатели закончили учебу, многие разъехались по стране. Эндрю Уайт жил в Лос-Анджелесе и работал на телевидении, когда услышал, что у нового театра появилась первая сцена: “Мы назвали наше первое помещение “Edge of the Lookingglass”. Оно представляло собой сочетание арт-галереи, ночного клуба и театра… Мы планировали наш первый сезон коллегиально. Каждый член коллектива имел право предложить пьесу для постановки и каждый голосовал за постановку, предложенную другими”. В первом сезоне (1988-89 годы) театр сыграл спектакли “Из одной крови” (“Of One Blood”, автор и режиссер – Эндрю Уайт), “Забота” (“Treatment”) и “Одиссея” (автор инсценировки и режиссер – Мэри Зиммерман). Так начиналась славная история Lookingglass Theatre. Спектакль ”Метаморфозы” Овидия в постановке Зиммерман театр показал впервые в сезоне 1998-99 годов. Успех был оглушительный! По просьбам зрителей показ спектакля продлевали семь раз, и все это время труппа должна была думать о том, где снять новое помещение. Одним из мест был несуществующий сегодня Ivanhoe Theatre, другим был бассейн на открытом воздухе. Коллективу, как воздух, нужно было собственное здание. И тогда Дэвид Швиммер решил “поиграть лицом”. В театре до сих пор говорят, что без помощи актера затея с новым зданием была бы обречена. Используя свою популярность, Швиммер (в лучших советских традициях) пошел на прием к тогдашнему мэру Чикаго Ричарду Дэйли. Один поход к мэру, одна кампания по сбору средств (Чикаго и Иллинойс подарили театру по полтора миллиона долларов, всего удалось собрать почти четыре миллиона) – и у коллектива наконец-то появился СВОЙ дом. Летом 2003 года в помещении Water Tower Place на главной улице Чикаго Мичиган-авеню открылась новая страница истории Lookingglass Theatre. Зрительный зал и сцена в этом помещении спроектированы таким образом, что их можно переставлять, менять местами, убирать, добавлять, использовать вместо декораций – в общем, после более чем десятилетних мытарств по разным залам у театра появилась своя площадка для самых дерзких экспериментов, а эксперимент – это как раз то, что всегда отличало и отличает этот театр. Сегодня в составе постоянной труппы театра – двадцать девять актеров. Дополнительно двадцать два актера являются приглашенными (Artistic Associates). Театром руководит Совет директоров во главе с председателем Нэнси Тиммерс и президентом Ричардом Чепменом. Художественный руководитель театра – Хайди Стиллман, исполнительный директор – Рейчел Финк. По традиции, каждый член коллектива по прежнему имеет право предложить пьесу для постановки и каждый голосует за постановку, предложенную другими. Говоря о стиле театра, Дэвид Швиммер употребляет термин “физический”: “Частью наших репетиций стали ежедневные часовые разминки. До разбора текста и анализа характера героя – физические упражнения. Некоторые из наших постановок действительно требуют этого”. Добавлю от себя – почти все. Lookingglass Theatre давно и успешно работает в жанре синтетического театра – театра движения, акробатики, музыки, цирка, клоунады, пантомимы, танца; театра динамичного, яркого, зрелищного. К этому располагает молодая труппа и пространство не только сцены, но и зрительного зала. В зависимости от необходимости, сцена может быть то круглой, то квадратной, ее может вообще не быть. Действие может происходить то в середине зала, то на возвышении, а то и наверху, среди железобетонных конструкций, проводов и канатов. Соответственно, театральное пространство может преображаться то в богом забытый городок Скотопригоньевск (“The Brothers Karamazov”), то в улицу маленького польского городка, где живет юная Лилька (“The Last Act of Lilka Kadison”). Зеркало в центре разделяло надвое сцену в “Алисе…”; выходы слева и справа, появление героев сверху и снизу заставляло зрителя вздрагивать от неожиданности в “Гефесте…” (“Hephaestus: A Greek Mythology Circus Tale”); отсутствие четвертой стены позволяло проделывать самые искусные превращения в кругосветном путешествии героев Жюля Верна (“Around the World in 80 Days”). На спектакле “Истленд” (“Eastland: A New Musical”) зрительный зал вместе со сценой преобразился в экскурсионный корабль, начинавший круиз по реке Чикаго. Не хватало только ощущения качки, но и пассажирам корабля не удалось испытать это чувство – трагедия произошла слишком быстро… Никто, кроме создателей, не скажет вам сегодня, во что превратятся сцена и зал на предстоящем вечере. Это мы увидим только 4 марта. До встречи в виртуальном пространстве!

Nota bene! Все подробности вечера “Lookingglass Theatre’s 2021 gglassquearde unGALA” и регистрация – на сайте lookingglasstheatre.org/ungala. Все подробности истории создания и сегодняшнего дня театра – на сайте lookingglasstheatre.org.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*