Шостакович. “Бабий Яр”. Теперь на CD

Новый альбом ЧСО

Обложка альбома. Фото - CSO Resound Label
Обложка альбома. Фото - CSO Resound Label

В январе Чикагский симфонический оркестр (далее – ЧСО) под управлением музыкального руководителя Риккардо Мути гастролирует по Европе. В списке городов – выступления в Кельне (9 января), Вене (11, 13 и 14 января), Люксембурге (16 января), Париже (17 января), Неаполе (19 января), Флоренции (20 января), Милане (22 января), Лугано (23 января). В программе гастролей – сюита из балета “Ромео и Джульетта” и Третья симфония С.Прокофьева, увертюра к опере “Летучий голландец” Р.Вагнера, симфония “Художник Матис” (в ней рассказывается история жизни живописца XVI века Матиаса Грюневальда) П.Хиндемита, Девятая (“Из Нового света”) симфония А.Дворжака. Центральным событием гастролей станут три концерта в Вене на торжествах, посвященных стопятидесятилетию легендарного зала Музикферайн (Musikverein). В программе 11 января – симфоническая музыка: увертюра Вагнера, симфония Хиндемита и Третья симфония Прокофьева; 13 и 14 января будет исполнен Реквием Дж.Верди. Все солисты нам хорошо знакомы, все выступали в Чикаго, некоторые – не один раз: Крассимира Стоянова (сопрано), Даниэла Барчеллона (меццо-сопрано), Франческо Мели (тенор), Риккардо Занеллато (бас).

Первые в новом году концерты ЧСО в Чикагском симфоническом центре состоятся 30-31 января, 1 и 4 февраля. В программе: Первый и Четвертый фортепианные концерты Л.ван Бетховена (солист – Пол Льюис) и произведения британского композитора Майкла Типпетта. За дирижерским пультом – музыкальный руководитель Лирик-оперы сэр Эндрю Дэвис. Об этой программе я расскажу в будущих выпусках Музыкального обозрения. А сегодня – о новом, десятом альбоме, выпущенном ЧСО и маэстро Мути (CSO Resound Label). Это Тринадцатая (“Бабий Яр”) симфония Д.Шостаковича для солиста (Алексей Тихомиров), хора басов и оркестра на стихи Е.Евтушенко. Запись Симфонии сделана в Симфоническом центре 21, 22 и 25 сентября 2018 года на концертах открытия сто двадцать восьмого сезона ЧСО. Незадолго до этого мне посчастливилось взять интервью у маэстро. Я позвонил Риккардо Мути в Равенну в начале сентября. Маэстро был дома, отдыхал после длинного сезона и летних концертов, был в добром расположении духа и подробно отвечал на мои вопросы. Вот что он сказал по поводу Тринадцатой симфонии Шостаковича: “Она дорога моему сердцу. Как известно, она была написана в 1962 году на стихи Евгения Евтушенко и посвящена трагедии массового уничтожения евреев в Бабьем Яру в Киеве. В СССР Симфония была запрещена, но тогдашний художественный руководитель Ла Скала Франческо Сичилиани смог секретным образом получить из Москвы микрофильм с партитурой. Он заказал перевод текста на итальянский язык. Я был первым дирижером в Западной Европе, кому посчастливилось дирижировать Симфонией. Концерт в Риме 31 января 1970 года прошел с огромным успехом. (Исполнение Симфонии прошло на итальянском языке. Риккардо Мути дирижировал Национальным симфоническим оркестром итальянского радио. Солист – Руджеро Раймонди. Прим. автора.) Магнитофонная запись исполнения была послана в Москву Шостаковичу. Ему понравился концерт, он был счастлив услышать стихи Евтушенко на итальянском языке. Всю жизнь эта запись хранилась у него в библиотеке. Теперь она у меня. Ирина, вдова Шостаковича, сделала мне подарок, переслала оригинал”.

По словам Ирины Шостакович, ДД “понравилось не только исполнение, но и звук итальянского языка”. По приглашению маэстро Мути Ирина Антоновна приезжала в Чикаго и слушала исполнение Тринадцатой симфонии 21 сентября 2018 года.

Риккардо Мути и Ирина Шостакович. Чикаго, 21 сентября 2018 года. Фото – Тодд Розенберг
Риккардо Мути и Ирина Шостакович. Чикаго, 21 сентября 2018 года. Фото –
Тодд Розенберг

Продолжу цитировать маэстро Мути. “Симфония исполнялась в Италии в очень тяжелое время после “революции” молодых шестьдесят восьмого года, когда Советский Союз еще был весьма силен. Атмосфера в Европе и мире была совсем не мирной. Дирижирование Симфонией было делом непростым. Я был очень тронут мощным воздействием музыки и особенно стихов Евтушенко на итальянское общество. Музыка Шостаковича – абсолютный шедевр! Композитор смог воссоздать атмосферу террора и страха, которые царили в те времена в Советском Союзе. Я исполняю эту Симфонию в первой программе нового сезона ЧСО, потому что Чикаго – важнейший мировой культурный центр с потрясающим оркестром. Музыканты – посланцы мира, красоты, братства. Музыканты против насилия и террора. Музыкантам нужны свобода и любовь. В момент, когда весь мир находится в трагической ситуации – посмотрите, что происходит в Сирии, Ливии, других странах, – стихи Евтушенко звучат на редкость актуально. Конечно, стихи посвящены евреям – жертвам насилия в Бабьем Яру. Но в такой же степени они адресованы всем людям на земле. Послание Симфонии понятно – остановить войны и насилие!..”.

Еще один рассказ о Тринадцатой симфонии. В 2004 году мне посчастливилось пообщаться с великим музыкантом XX века Мстиславом Ростроповичем. Он приезжал в Чикаго и дирижировал двумя программами ЧСО. Тогда в газете “Chicago Review” я опубликовал сокращенную версию его рассказа о том, как партитура Тринадцатой симфонии оказалась в руках Юджина Орманди – тогдашнего главного дирижера Филадельфийского симфонического оркестра. Сегодня я публикую полную версию рассказа Ростроповича. Но сначала – о том, что предшествовало этим событиям.

В марте 1962 года Шостакович попал в больницу, и там он прочел стихотворение Евгения Евтушенко “Бабий яр”, опубликованное в “Литературной газете”. Шостакович был потрясен – впервые громко, на всю страну прозвучала кровоточащая тема антисемитизма! Шостакович загорелся идеей написать произведение о свободе и неистребимости человеческого духа, противостоящего насилию, о достоинстве человека. Он прямо на больничной койке сочинил монолог-реквием для баса и хора мужских голосов с оркестром на стихи “Бабьего яра”.

Весть о союзе Шостаковича и Евтушенко мгновенно облетела Москву и заставила подозрительно затаиться власть предержащих. В воздухе повисла напряженность наподобие той, что проступила вскоре в самой музыке Тринадцатой симфонии, в мрачной мелодии хора: “Умирают в России страхи, словно призраки прежних дней” (IV часть “Страхи”). Музыка вступала в противоречие со словами, утверждая, что страхи еще долго не умрут. И атмосфера нарастающей сенсации вокруг готовящейся премьеры новой симфонии Шостаковича подтверждала это.

Мстислав Леопольдович рассказывает: “С Тринадцатой симфонией связано было много всего. Уже с первым исполнением были проблемы. В Симфонии несколько частей, но обратили внимание на часть “Бабий Яр”. Там должен быть бас. Шостакович обратился к своему другу, киевскому певцу Борису Гмыре. Однако Гмыря ему честно сказал: “Вы знаете, Дмитрий Дмитриевич, мне это не разрешили петь”. Шостакович мне рассказал об этом, и я ему сказал: ”Знаете что, поручите это мне, я вам буду искать певца, но для этой цели вы мне дайте партитуру, чтобы я мог познакомить певца с этой музыкой.” Я взял партитуру и позвонил тому певцу, который, как мне казалось, мог это сделать. Это был Александр Ведерников – отец будущего директора Большого театра. Я его позвал к себе и показал произведение. Ему очень понравилось, но дело в том, что он был большим другом людей, которые не любили Шостаковича. Он мне сказал, что через две недели даст ответ. Через три недели позвонил и отказался. Тогда Галя (Галина Вишневская – жена Ростроповича. – Прим. автора.) сказала: “Знаешь, в Большом театре есть хороший бас Нечипайло”. Он не был так знаменит, как, скажем, Ваня Петров или Огнивцев. Он был скромный бас с хорошим голосом. Я его позвал домой, сыграл эту музыку. Он пришел в дикий восторг и сказал: “Я буду это петь”. Хорошо. Замечательно. Он выучил свою партию, но буквально за несколько дней до первого исполнения его вызвала дирекция Большого театра, и ему сказали: “Мы должны заменить спектакль. У нас заболел певец. Никто, кроме тебя, петь не сможет. Если ты не сможешь, то автоматически увольняешься из Большого театра”. Он почти плакал. Нам все стало ясно. Поэтому на первом исполнении пел никому не известный студент консерватории Виталий Громадский. К Шостаковичу ходили некоторые композиторы и “нашептывали” ему снять Тринадцатую симфонию. Причем, известные композиторы. “Митя, ты должен снять это сам, зачем тебе эти неприятности?” Шостакович отказался. Очень твердую позицию занял дирижер Кирилл Кондрашин… (Руководитель оркестра Московской филармонии К.Кондрашин стал одним из триумфаторов первого исполнения Тринадцатой симфонии. Через два года он повторил свой триумф на премьере вокально-симфонической поэмы “Казнь Степана Разина” Шостаковича – Евтушенко в Москве в декабре 1964 года, совпавшей с отстранением от власти Н.Хрущева. – Прим. автора.) Премьера Тринадцатой симфонии состоялась. Это была победа. (Галина Вишневская в своей книге “Галина” так и написала об этом: “Это была большая победа искусства над политикой и идеологией партии.” – Прим. автора.) А потом на исполнение Симфонии был наложен тайный запрет. Я решил, что должен что-то сделать, и сделал фотокопии партитуры. Получился микрофильм. Но… там не хватало, я помню, сорок второй страницы, и я должен был объяснить Шостаковичу, почему мне нужна именно сорок вторая страница и ничего больше. Он мне дал нужную страницу, я положил ее в чемодан и поехал на гастроли. До Америки у меня была остановка в Париже. Я попросил моего секретаря Нину Апрелеву послать Юджину Орманди этот фильм. Мы были друзьями, записали с ним пластинку. Он и с Шостаковичем был знаком. Я в Америке играл Первый концерт для виолончели с оркестром Шостаковича, и Д.Д. приехал вместе со мной в Филадельфию. Так что мы с Орманди давно знали друг друга, и поэтому я решил передать ему партитуру. Он ее получил и не только исполнил, но и записал. В Москве поднялся такой переполох! Откуда это могло быть? Как это могло попасть к Орманди? А у меня тогда начались неприятности. У меня стал жить Солженицын, меня стали прижимать. До этого я был вне подозрений, а потом все началось. Я дал знать Орманди, что мне совершенно необходимо иметь ту копию, которую я ему послал. Но не мне лично, а по тому адресу, по которому он ее получил. Я боялся провозить ее сам. И Нина получила копию от Орманди. Я взял ее с собой, когда возвращался из Франции. Целый детектив!.. Это была моя последняя поездка за границу до отъезда. Они (всякому, жившему при Советской власти, не надо объяснять значение этого местоимения. За ним скрывалось все самое ненавистное любому порядочному человеку. Они – это чекисты, осведомители, стукачи, они – это Партия и Государство, они – это весь репрессивный советский аппарат. Было четкое разделение на “мы” и “они”, то есть на “свои” и “чужие”. – Прим. автора.) меня обыскивали долго. Спросили только: “А это что?” “Да это ноты,” – говорю. Они же не понимают, что за ноты. Вдруг “Чижик-пыжик” я везу?.. Вот так я привез копию партитуры обратно. Я очень горд этим и счастлив, что совершил такое преступление перед Советской властью”.

Премьера Тринадцатой симфонии состоялась 18 декабря 1962 года в переполненном до предела зале Московской консерватории. Симфоническим оркестром дирижировал Кирилл Кондрашин. 20 декабря 1962 года Симфония была исполнена в Москве во второй раз. В Минске ее тоже сыграли дважды – в начале 1963 года. В конце 1965 года два концерта прошли в Горьком. Симфонию исполнил местный симфонический оркестр под управлением Израиля Гусмана. Присутствовали и композитор, и поэт. В январе 1966 года исполнение Симфонии состоялось в Новосибирске, летом 1966 года – в Ленинграде. А потом на Симфонию был наложен негласный запрет…

Всю жизнь Шостакович сохранял к Тринадцатой симфонии особую привязанность. Он присутствовал почти на всех ее первых исполнениях, интересовался интерпретациями, следил за рецензиями и всегда подчеркивал, что у него в календаре две важные даты: 12 мая – день, когда впервые была исполнена его Первая симфония, и 20 июля – дата окончания Тринадцатой.

Американская премьера Тринадцатой симфонии состоялась 16 января 1970 года в Филадельфии. Филадельфийским симфоническим оркестром дирижировал Юджин Орманди.
Первое исполнение Тринадцатой симфонии в Чикаго состоялось в марте 1979 года. ЧСО дирижировал Г.Рождественский (солист – А.Вокетайтис). В 1999 году Симфонию исполнил ЧСО под управлением М.Ростроповича (солист – С.Алексашкин). На Музыкальном фестивале в Равинии Симфония исполнялась в 2006 году. ЧСО дирижировал Дж.Конлон (солист – Н.Форд).

Единственная запись Симфонии ЧСО была сделана в Лондоне в 1995 году. Дирижер – сэр Г.Шолти (солист – С.Алексашкин). И вот – новый альбом ЧСО и вторая запись Симфонии.

Продюсер и редактор альбома – Дэвид Фрост. Один из наиболее успешных продюсеров в мире классической музыки, он является лауреатом четырнадцати (!) премий “Грэмми”, в том числе – двух наград 2010 года за запись “Реквиема” Дж.Верди ЧСО под управлением Р.Мути – первого совместного диска оркестра и дирижера. За ним последовали запись концертного исполнения оперы Дж.Верди “Отелло” (этот диск получил Международную оперную премию) в 2013 году и альбом “Riccardo Muti Conducts Mason Bates and Anna Clyne” (2014 год), в котором ЧСО исполнил сочинения тогдашних композиторов-резидентов Мэйсона Бейтса и Анны Кляйн. Четвертый альбом – Сюита С.Прокофьева из балета “Ромео и Джульетта” (2014 год). В 2015 году вышел пятый альбом с записью “Фантастической симфонии” и монодрамы “Лелио, или Возвращение к жизни” Г.Берлиоза. Номинацию на премию “Грэмми” в категории “Лучшее современное произведение” получил шестой альбом ЧСО с первой в мире записью пьесы Мэйсона Бейтса “Антология фантастической зоологии”, созданной по книге Х.Л.Борхеса “Книга вымышленных существ”. В сентябре 2016 года был выпущен седьмой альбом ЧСО – оратория А.Шенберга “Все обеты” (“Kol Nidre”) для хора и оркестра на темы еврейских литургических песнопений (с участием кантора Альберто Мизрахи) и Сюита Д.Шостаковича на стихи Микеланджело Буонаротти (с участием любимца Мути Ильдара Абдразакова). Газета The New York Times назвала альбом одним из лучших классических альбомов 2016 года.

Восьмой альбом ЧСО под управлением маэстро Мути с записью Девятой симфонии А.Брукнера (концерты ЧСО в июне 2016 года) вышел в свет 16 июня 2017 года, и снова газета The New York Times назвала альбом среди двадцати пяти лучших классических альбомов года.

В 2018 году вышел девятый альбом – “Riccardo Muti Conducts Italian Masterworks”. ЧСО и хор под управлением Риккардо Мути исполняют увертюры, хоровые фрагменты, интермеццо из произведений Дж.Верди, Дж.Пуччини, П.Масканьи, А.Бойто.

Альбом с записью Тринадцатой симфонии Д.Шостаковича доступен для предварительных онлайн заказов, в том числе – на сайте symphonystore.com. В продажу по всему миру альбом выйдет 17 января 2020 года.

Nota bene! Билеты на концерты Чикагского симфонического оркестра сезона 2019-20 годов – на сайте www.cso.org, по телефону 312-294-3000 и в кассе по адресу: 220 South Michigan Avenue, Chicago, Il 60604.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*