Натан Щаранский. От рабства к свободе

С огромным успехом прошел в Чикаго ежегодный фестиваль израильского кино. В рамках фестиваля состоялась премьера документального фильма, снятого в Израиле российским режиссером Аркадием Коганом – “От рабства к свободе”. Фильм рассказывает об известном правозащитнике, диссиденте, авторе многих книг-бестселлеров Натане Щаранском. Премьера фильма состоялась в Spertus Institute of Jewish Studies. Присутствовали генеральный консул Израиля на Среднем Западе Авив Эзра, президент Jewish United Fund Лонни Насатир и другие официальные лица.

Директор фестиваля Синди Стерн многие годы работала в индустрии развлечений, у нее – огромный опыт сотрудничества с творческими представителями еврейской общины Чикаго. Ее разнообразные культурные проекты были неоднократно отмечены национальными премиями и наградами. Медиа спонсор фестиваля – Reklama Media. Корреспондент еженедельника “Реклама” встретился после премьеры фильма с Натаном Щаранским и задал ему несколько вопросов.

– Уважаемый Натан, нашим читателям будет интересно узнать о ваших корнях: ваши родители были религиозными, или выражали при вас антисоветские настроения?

– Мой отец, действительно, был верующим, правда, верил он …в коммунизм. Никаких антисоветских высказываний я от отца не слышал. Мама относилась к советской власти более негативно. А я был активным пионером, затем комсомольцем, участвовал в общественной жизни школы и института.

– Вы закончили престижный московский физтех. Физик и шахматист международного уровня, то есть, вам было обеспечено блестящее будущее. Как же получилось, что вы занялись антисоветской деятельностью?

– Еще будучи студентом я осознал, что в стране все плохо. Мне просто повезло – я работал рядом с академиком Андреем Сахаровым, много общался с ним. И когда он создал группу по наблюдению за Хельсинкскими соглашениями, я стал ему помогать: переводить с английского, так как он им не владел. Моего же знания языка было достаточно для перевода документов, я копировал и распространял запрещенную литературу.

– Где вы познакомились со своей будущей женой Наташей? Говорят, это очень романтическая история.

– Занимаясь распространением учебников по изучению иврита, я часто бывал в Московской хоральной синагоге. Там собиралась еврейская молодежь. Но Наташа выделялась своей необычной, экзотической красотой. Это была любовь с первого взгляда. Разговаривать громко мы там боялись, поскольку знали, что среди нас были стукачи. С большим трудом нашли раввина, согласившегося соединить нас согласно еврейской традиции. Друзья натянули простыню, и под этой скромной хупой нас объявили мужем и женой. Счастье длилось недолго. Через пару дней Наташу вызвали в ОВИР и потребовали, чтобы она “убралась из страны”. На сборы дали всего пять дней. В случае отказа грозили арестом и тюремным сроком в семь лет. Итак, Наташа отправилась в Израиль, а меня, конечно, за границу не выпустили. Это было в 1974 году, а в 1977 году меня арестовали и долгое время держали в одиночной камере.

– На основании чего вас арестовали?

– Так как я боролся за выезд евреев в Израиль, меня обвинили в антисоветской деятельности и шпионаже в пользу США. Как утверждало обвинение, я действовал по заданию иностранных разведок.

– Это правда, что вы отказались от адвоката?

– Да, я защищал себя самостоятельно. Конечно, отрицал все предъявленные мне обвинения, однако 14 июля Верховный суд РСФСР вынес постановление о лишении меня свободы сроком на тринадцать лет с отбыванием первых трех лет в тюрьме, а последующих – в колонии строгого режима.

– Знаю, что в Израиле Наташа с помощью друзей начала бороться за ваше освобождение. О вас узнали люди во многих странах, стали активно протестовать, требуя вернуть вам свободу. Вы знали об этом?

– Сначала не знал. Потом, узнав, стал также протестовать, объявлять голодовки, голодал неделями

– Находясь в ужасных условиях советских тюрем, понимали ли вы, что на закон в СССР надеяться бесполезно? Что поддерживало вас физически и морально?

– Одну вещь я понял очень быстро: если начинаешь думать только о физическом выживании, ты пропал. Я к тому времени уже знал о развернутой на Западе кампании по моему освобождению. И в конечном итоге, благодаря усилиям моей жены, меня выпустили из тюрьмы, Наташа (она поменяла имя на Авиталь) сумела “достучаться” почти до всех политиков Европы. Особую помощь оказал президент США Рональд Рейган, но это было позже.

– Слышал, что вас часто наказывало тюремное начальство. За что?

– Я пробыл в одиночной камере долгие месяцы и более четырехсот дней – в штрафном изоляторе. За что? За протесты против незаконных действий тюремной администрации. В изоляторе мне был урезан и без того низкий рацион питания, там была минусовая температура и отсутствовали необходимое белье и одежда. Пришлось объявлять голодовку протеста.

– Вы знали, что в 1986 году по всему миру прошли многочисленные демонстрации с требованием вашего освобождения?

– Я знал, что политики Европы и США ходатайствовали о моем освобождении перед Горбачевым. Президент США Рональд Рейган даже поставил условие, связав мое освобождение с дальнейшими планами по сотрудничеству между странами.

– Как это произошло?

– Неожиданно в камеру зашли надзиратели, меня отвели в душевую, дали новую одежду, правда, на шесть размеров больше и на грузовом самолете отправили в Москву. Там мне объявили, что обменяют меня на трех советских шпионов. Обмен был произведен на мосту между ГДР и ФРГ.
Я отсидел в тюрьме девять лет. И все девять лет Наташа ездила по миру, организовывала группы поддержки из европейских и американских евреев, требовавших моего освобождения.

– Что было дальше?

– После моего освобождения Наташа сразу же включилась в работу в сионистском форуме, который я возглавил. А в 1995 году я основал и возглавил партию “Исраэль ба-Алия”, защищающую интересы репатриантов из бывшего СССР.

Я благодарен американским, особенно чикагским, евреям за огромную помощь в борьбе за мое освобождение.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*