Лекса Казимира: “Мне сказали – если ты готова, ты можешь уйти из этого мира. Но я решила, что обязательно буду жить”

Мы сидим с этой миловидной почти юной американкой в шумном кафе. Я смотрю на огонек записи в диктофоне и отчетливо понимаю, что эта встреча не должна была состояться. Не должна, потому что год назад дождливой гавайской ночью Лекса упала с моста в глубокую пропасть, где до нее уже погибли несколько человек. Вокруг не было ни души. Она несколько раз теряла сознание от невыносимой боли в искалеченном позвоночнике и сломанных ногах. А дальше произошло чудо…

— Лекса, как все это случилось?

— Я была в местечке на Гавайях под названием Пахала, это сельская местность вдали от туристических центров. Оно находится в низкой долине, по бокам – высокие горы с заснеженными вершинами. Я некоторое время жила на Гавайях и этим вечером попала на концерт фолк-музыки, где выступал известный исполнитель. Мне нужно было позвонить, поэтому в поисках сотовой связи я отошла по проселочной дороге далеко от места фестиваля. Дул холодный сильный ветер, вокруг было темно – ни одного фонаря. Наконец мой мобильник заработал, и я сообщила друзьям, что уже возвращаюсь, потому что пошел проливной дождь. Я шла по дороге обратно на фестиваль. Музыка слышалась все ближе, я решила для безопасности перейти дорогу, чтобы двигаться против движения машин. Но, по иронии судьбы, в этом момент я услышала быстро приближающуюся машину… Я хотела сделать шаг в сторону, чтобы машина меня не сбила. Но вместо этого я упала в пропасть.

— Там был мост?

— Да, это был мост над пропастью. Оказывается, там 3 моста в этом районе. Я шла по одному из них. Как потом выяснилось, ограждение на мосту было сбито много лет назад в результате автомобильной аварии, и никогда не ремонтировалось, хотя до меня здесь произошло еще два несчастных случая со смертельным исходом – разбились двое мужчин. Тело одного из них долго искали. Водитель машины либо не видел меня, либо решил не останавливаться. Я упала с высоты в несколько десятков футов в яму из лавовых камней, которые сломали мне позвоночник. Мне показалось, что я летела очень долго, потому что успела многое понять и пережить. В первую секунду в голове была путаница и смятение – я не понимала что случилось. Следующее мгновение – ужас, я понимала, что могу умереть и одновременно не понимала, куда я лечу. Третий этап – смирение. Я осознала, что уже ничего не могу сделать и должна принять все, как есть. А потом был страшный удар… Я сломала 13 костей от основания шеи до основания позвоночника. Однако мой позвоночник не был полностью разорван. Я убеждена, что именно этот последний этап — этап принятия — спас меня, потому что я приняла ситуацию и сдалась ей в тот момент. Если бы я слишком боялась и напряглась, то очевидно получила бы полный перелом позвоночника, который убил бы меня на месте или полностью парализовал.

Итак, я оказалась на дне, на острых камнях с болью, пронизывающей все мое тело. Но я была жива, в сознании, и я не ударилась головой. Это тоже меня спасло. Инстинктивно я хватала воздух ртом, но легкие не работали – я сильно повредила их о ребра. Я до сих пор не могу нормально дышать, но надеюсь не лучшее.

Я лежала внизу и не могла двигаться, и я пыталась кричать, я звала не помощь. Но единственным ответом был звук дождя, разбивающегося о скалы. Потом я поняла, что меня никто не слышит. Я была в 40-ка футах от дороги, в 40-ка футах от ближайшей живой души, в 40-ка футах от спасения… Я смотрела на звезды между тучами.… Это была сияющая бездна. Я видела все созвездия. Вот Орион стоит на страже у ворот небесных. Вот “звезда упала”. Скоро я почувствовала, что я могла бы присоединиться к ним и оставить свое тело. Это почти случилось …

Я лежала там несколько часов. Удивительно, чего стоит наша жизнь. Я, вдруг, увидела себя со стороны – лежащую на скалах в крови. Моя душа боролась. Я не закончила еще здесь свою жизнь. В какой-то момент я твердо это решила, и поняла, что мне дается еще один шанс. Сила любви не дала мне уйти – я люблю, и я любима! Я знала, что будет очень нелегко, но жизнь этого стоит. Я не могу сдаться. Я опять звала на помощь и ждала ответ сверху. Я начала молиться. Я молила о помощи нашего Небесного Отца. Я нуждалась в нем. Мой голос был слабым, как у ребенка. Я просила: Отец, подними меня, пожалуйста!

Что случилось дальше, я не помню… Как во сне, я встала на ноги. Со мной случилось настоящее чудо. Меня зовут Мира от слова “миро”, и мне подарили чудо. Я решила, что смогу выбраться. Единственный выход – лезть вверх. У меня было сломано плечо и пробито легкое. Я взбиралась по мокрым скалам, используя мою уцелевшую руку и подтягивая искалеченные ноги. Все тело дрожало от страшного напряжения. И тогда я стала повторять вслух: “Я сильная! Меня любят! Я – чудо! Я буду жить! Я не умру!”.

Я почти добралась до вершины. Мне надо было передохнуть и очень хотелось спать. Потом я узнала, что это наступала гипотермия из-за травм, дождя и холода. В таких условиях нельзя выжить больше двух часов. Я понимала – если я усну, то уже не проснусь. Вдруг я увидела ветку дерева, вытянутую надо мной, как рука помощи. Я схватилась за нее и встала на ноги. Природа ответила на мои молитвы, и я медленно пошла.… Но я не знала, куда я иду. Я шла очень медленно, пока не споткнулась и упала. Карабкаться вверх я уже не могла. Жизнь истекала из меня. Все, что я могла сделать – молиться. Я достала телефон, который не разбился. Связи не было, но я включила фонарик и стала махать им в последней надежде. Я махала около 5-ти минут, пока мои силы не иссякли. Тогда я услышала чей-то тихий голос, который как будто исходил изнутри. Мне предлагали уйти, оставить тело, если я готова и не хочу больше страдать. Уйти, чтобы потом прийти на Землю вновь, в новом теле. Я опять выбрала жизнь, но сил уже совершенно не было. Мои глаза закрылись. Наступила полная темнота. Это была глубокая, густая и тяжелая тьма, которая целиком поглотила меня. Но я чувствовала в ней странный покой. А потом неожиданно появился слабый свет, и я услышала реальный голос, зовущий кого-то. Я откликнулась. Я тоже что-то говорила.… Наверху вспыхнул яркий свет фар…

Меня нашли рыбак и его сын. Они ехали на мотоциклах, и рыбак увидел свет от моего телефона, и сказал сыну. Но тот ответил, что в такую ночь внизу никого быть не может. Они уехали, но потом отец все же убедил сына вернуться. Эти люди вызвали скорую, спасателей и меня вытащили наверх. Я смотрела на моих спасителей так, как будто в последний раз вижу человека. Я заплакала еще сильнее. Это был момент величайшей радости и величайшей в моей жизни боли.… Два часа меня везли по ухабам до города Хило. Мне кололи обезболивающие, но они ничего не давали.

— Итак, тебя все же спасли…

— Это было, пожалуй, только начало. В госпитале мне сделали сканирование спины и сказали, что доставят самолетом в Гонолулу, где будет сложная операция – мне вставят в спину металлический стержень. Возможно, это вызовет паралич на всю жизнь, но другого выхода нет.

О моем падении узнали на музыкальном фестивале, и певец по имени Майк Лав прекратил свой концерт на 36 часов. Там были сотни людей. Они объединились и молились за меня. Я чувствовала силу этих молитв.… Когда мы прилетели в Гонолулу, врачи решили сделать перед операцией еще одно сканирование спины. После него мне сообщили, что, возможно, удастся обойтись без операции. Мне дадут шанс вылечиться естественным путем. Больше года я пролежала в больнице. Мои ноги начали заживать, легкое тоже. Но левая рука была совершенно неподвижна и мучительно болела. А потом мне снова повезло. Замечательный местный народный целитель начал делать мне сессии Рейки. Меня перевели в Клинику народной медицины в Гонолулу. Целитель научил меня особой медитации, я начала регулярно медитировать и молиться. Вскоре я поняла: медитация — это молитва настолько глубокая, что ей больше не нужны слова. Как и любовь – любовь не нуждается в словах. Но что может быть выше любви к Богу?

Сначала боль одиночества в госпитале была почти такой же сильной, как физическая, поэтому я стала молиться, чтобы ко мне пришли любящие меня люди, которых я называла земными ангелами. Однажды, когда я закончила молитву, в дверях палаты появилась гавайская женщина с гитарой, которая мне улыбалась. Я решила – это действие морфия. Но женщина сказала, что ее зовут Меланжи, и она была музыкантом на том самом фестивале. Меланжи привела ко мне своих друзей. Один из них, Люк, изучал гавайскую медицину. Люк принес мне траву под названием хуэй, которую он собрал сам. Это растение я прикладывала к больному плечу, вылечить которое традиционные врачи не могли. Через несколько дней я уже могла поднять больную руку над головой. Люк приходил каждый день. Он спал у моей кровати. Как-то я сказала, что скучаю по морю, и он мне принес в банке песок с водой из океана. А потом был наш первый поцелуй прямо там, в больнице… Так что история нашей любви пришла из истории выживания. Из физиотерапии.

— И что было дальше?

— Потом я вернулась к себе домой, на Большой остров, чтобы пройти реабилитацию. Я была с Люком, и в начале мая в двух милях от моего дома произошло извержение вулкана Килауэла. Мы с Люком ужинали при свечах, когда вулкан выбросил из кратера потоки лавы на высоту более 200-т футов. Люди стали убегать из домов, но я чувствовала, что я не могу просто так уйти, что мне надо остаться и изучить весь этот процесс. Воздух становился все гуще, он был токсичным, кот забился под кровать… В конце концов, мы завернули его в детское одеяло, надели респираторы и бросились к машине сквозь туман и гарь. По дороге в машине лопнуло колесо, и нам пришлось остановиться в хижине неподалеку, где нас приютил мужчина и помог нам с ремонтом. Через 2 дня мы добрались до приюта Красного Креста. Там у меня было время изучить информацию о том, как жить со сломанным позвоночником. Вокруг находилось множество несчастных людей, потерявших родных. Но там умели любить и заботиться, вселяя веру и надежу.

Я поняла, что именно здесь я смогу черпать энергию от природы, которая иногда причиняет нам столько боли. Я научилась делать специальные лечебные бусы и браслеты из лавы, с нанесенными эфирными маслами из цветов, собранных вокруг вулкана. Эти браслеты многим очень помогали. Каждую неделю мы с друзьями проводили в палатке Красного Креста особые сеансы терапии, делали массаж и иглоукалывание. Все это было бесплатно. Я лечила и исцелялась одновременно. Два раза в неделю я посещала парную в вулкане в гавайском отеле “Эльдорадо” и участвовала в местных религиозных церемониях. Местные шаманы утверждали, что извержение – это реакцию Земли на наше отношение к ней, что мать-Земля не позволит нам больше загрязнять ее, как это делал находящийся неподалеку завод, использующий геотермальные воды. Планета сама очищается и исцеляется, и это происходило с начала времен. Местность вокруг менялась на глазах. Во время извержения выбросы лавы создали совершенно новые пляжи с черным песком, который обогатил почву, сделал ее плодородной, и на ней можно посадить кокосовые пальмы. Большой остров фактически расширился.

— Ты стала там себя чувствовать лучше?

— Моя спина не только заживала, она, как показал рентген, тоже “расширилась”! Вокруг моего позвоночника сформировался дополнительный слой кальция, фактически позвоночник стал еще сильнее и здоровее, чем был раньше!

— Леска, твоя история просто удивительна и может послужить примером для многих, кто не сдается, кто понимает, что собственное исцеление часто напрямую связано с тем, как мы можем помочь исцелиться другим. Что ты планируешь делать дальше?

— Я собираюсь проводить семинары и классы по духовному развитию, где люди смогут научиться, как исцелять себя самим, не надеясь на помощь извне. Это будет вбирать и опыт моего выживания, и все, что я прошла на пути исцеления, и духовные практики, которые я теперь знаю. Я уверена, что смогу принести очень много пользы всем, кто меня окружает, всему этому миру.

(перевод с английского)

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*