Дмитрий Прокопенко: “Все, что я делаю сейчас, посвящено памяти моего легендарного отца”

Дима Прокопенко

Дима Прокопенко – мастер спорта по футболу из Минска – приехал в США в 1999-м году после того, как его семья выиграла грин-карту. Отец Дмитрия – знаменитый белорусский футболист 80-х Александр Прокопенко, чемпион СССР и бронзовый призер Олимпиады-80 в составе сборной страны.

Дима, давай начнем с твоей футбольной карьеры… Как все начиналось?

В футболе я с 7-ми лет. Занимался в детской спортивной школе команды “Динамо”, Минск. Это было еще в СССР. Потом – Республиканское училище олимпийского резерва, команда которого составляла основу юношеской и молодежной сборной республики Беларусь. Ну а дальше – Институт физкультуры и спорта. Команда Института физкультуры называлась “Скиф” и играла в первой лиге чемпионата Беларуси. Вскоре после окончания института мы с семьей выиграли грин-карту и переехали в Нью-Йорк.

То есть дальше ты занимался футболом уже в Америке?

Да, почти сразу же после приезда я связался с агентом, который начал продвигать меня в американской футбольной лиге – MLS. Тогда там было всего 6 или 7 команд… Особых заработков тогда там тоже еще не было. Но в Нью-Йорке уже существовал клуб, объединенный с командой из Нью-Джерси – “New York – New Jersey Metro Stars”. И как раз в те годы играющим тренером там был всем известный Лотар Маттеус… Мы подали заявку и документы через нашего агента, и в 2000-м я был приглашен в команду на сборы в Camp. Там и происходил отбор кандидатов. Конкурс среди претендентов оказался очень большим – 15 человек на одно место. Во время нахождения на этих сборах мне удалось лично познакомиться и общаться с Лотаром. По результатам всех контрольных игр и просмотров мне сказали, что перспективы у меня очень хорошие, в целом я подхожу, но в этом году набор очень ограничен, так что они ждут меня в следующем. Но целый год нужно было что-то делать… Поэтому я играл за команду футбольного клуба “Конкорд”, принадлежавшего русской лимузинной компании. Эта полу-профессиональная команда выступала в первенстве Нью-Йорка, в ней играли русскоязычные иммигранты из стран бывшего СССР, в том числе много бывших профи-футболистов. В других командах лиги с нами сражались на поле пожарные, полицейские, а также представители различных этнических групп Нью-Йорка.

Игра в команде давала возможность обеспечивать американскую жизнь?

Конечно, нет. И поэтому я начал заниматься бизнесом. Познакомился с ребятами из Питера, и мы открыли в Нью-Йорке небольшой магазин, куда привозили из наших стран на продажу книги, диски, записывали и давали в рент фильмы на видеокассетах… Тогда, в начале двухтысячных, все это было очень популярным в русскоязычной среде. Магазин назывался “Роскнига” и находился в Бруклине. Бизнес отнимал все время, на профессиональное занятие футболом его не оставалось – это ведь тоже фулл-тайм, да еще и с большими личными расходами, потому что надо постоянно поддерживать себя в хорошей форме и плюс платить агенту. Поэтому на следующие сборы в “Metro Stars” я оформляться не стал. Параллельно с магазином начал заниматься маркетингом в IT-сфере. Мы вместе со специалистами-компьютерщиками организовывали разработку и продвижение вебсайтов. Именно тогда стали бурно развиваться Амазон, Гугл – так что открылось большое поле деятельности в этой отрасли. Но и это не все. Еще одним нашим совместным бизнесом стала продажа запчастей от американских автомобилей в бывшие советские республики. Все это происходило до 2010-го года. А потом я приехал в гости в родную Беларусь и пробыл там месяц…

Решил возобновить связи с первой родиной?

Ну, связь эта не прерывалась никогда. Но в Беларуси очень многие мои знакомые, да и просто болельщики просили меня систематизировать материалы о моем легендарном отце, увековечить память о нем в книге. Я встретился с нашими спортивными руководителями, и они не только поддержали идею такой книги, но и предложили мне помощь в создании фильма об отце. Я активно включился в этот проект. Я снял телепередачу об отце, а также два фильма о его судьбе и спортивных достижениях. Вскоре нам удалось открыть стадион имени отца в его родном городе Бобруйске. Там тренируются и играют детские и юношеские команды. А сейчас я занимаюсь реализацией идеи об установке памятника отцу в центре Минска. Этот вопрос уже почти решен, бронзовый памятник Александру Прокопенко в полный рост будет установлен рядом с Олимпийским стадионом. В 2017-м и 2021-м годах вышли две версии моей книги об отце. И книга, и фильмы называются одинаково – “Александр Прокопенко – народный футболист”. Также называется и детский футбольный турнир, посвященный памяти отца.

  • Дима Прокопенко
  • Дима Прокопенко
  • Александр Прокопенко
  • Александр Прокопенко

Я знаю, что ты также активно занимаешься возрождением ветеранского футбольного движения.

Да, причем не только в Беларуси, но и в других бывших республиках СССР. Я веду переговоры с ведущими футбольными ассоциациями ряда независимых теперь государств. Речь идет о проведении регулярных ежегодных ветеранских и детских турниров с привлечением внимания общественности. Это должен быть очень большой проект с серьезным интернациональным бюджетом на основе спонсорских средств. Проект – не коммерческий, а социально значимый, так как он связан и с развитием детско-юношеского футбола, и с поддержанием памяти о славных ветеранах, которые еще готовы показать свое мастерство в ветеранском турнире звезд. Не забываем мы и о, так сказать, текущем моменте. Во время прошедшего чемпионата Европы по футболу прямо на поле минского стадиона “Динамо” мы организовали самую крупную в Европе фан-зону. Аналогов такого масштаба не было нигде. У многих болельщиков всю жизнь была мечта выйти на настоящее футбольное поле. Мы эту мечту осуществили. Можно было, прямо лежа на газоне с едой и напитками, купленными здесь же в фуд-кортах, смотреть матчи чемпионата на огромном экране. На финале у нас там был полный аншлаг.

Таким образом, получилось так, что сейчас часть времени я провожу то в Америке, то в странах, входивших в СНГ.

Дима Прокопенко

А что тебе больше всего запомнилось из той жизни – когда отец был жив?

Отец ушел из жизни очень рано – в 36 лет, это был несчастный случай. Мне тогда исполнилось 13. Он брал меня на тренировочную базу, я прекрасно помню атмосферу там. Помню, как мы дружили с семьями других известных советских футболистов – Дасаева, Газзаева, Чанова… Отец также очень дружил с белорусскими космонавтами и с музыкантами ансамбля “Песняры”. Кстати, если говорить о моей семье, то снимая уже третий фильм об отце, я обнаружил интересный факт. Оказывается, наша настоящая фамилия не Прокопенко, а Прокопеня. Дело в том, что мои предки прибыли в 18-м веке с территории Бессарабии и Молдовы. Время было военное, и вот моему прадеду врач из Украины в военном госпитале на полусгоревших документах написал украинскую фамилию Прокопенко…

Что ты хотел бы пожелать нашим читателям?

Хочу пожелать всем заниматься саморазвитием, быть в ладу с самим собой и жить по совести.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*