Марина и Сергей Макарычевы: “Шахматы – это наша жизнь”

Марина и Сергей Макарычевы

Марина и Сергей Макарычевы – лауреаты премии ФИДЕ «Лучшие шахматные журналисты мира», авторы и ведущие телевизионной программы «Шахматное обозрение».

С чего началась ваша карьера в мире шахмат?

Сергей: Если говорить обо мне, то с шахматами я познакомился в четыре года, а начал играть в шесть. В 16 лет стал мастером спорта СССР. В 22 завоевал звание «международный гроссмейстер», в 23 – стал гроссмейстером СССР. Марина – мастер спорта СССР. В школьные годы мы были лучшими юными шахматистами Москвы, несколько раз выигрывали первенства СССР среди школьников.

Марина: В восьмидесятые годы Сергей занялся тренерской работой. Под его руководством сборные СССР и России пять раз завоёвывали золото Всемирных Шахматных Олимпиад и выиграли чемпионаты Европы 1989 и 1992 года. В разные годы он был секундантом Анатолия Карпова и Гарри Каспарова.

А как появилась шахматная журналистика?

Марина: Вообще-то нам здорово повезло – всю жизнь мы занимались делом, которое очень любим. Делом, которое было для нас самым важным. Ну, конечно, семья, родные, друзья, но дело нашей жизни – шахматы. Вначале мы играли, участвовали в соревнованиях, плюс Сережа тренировал и писал о шахматах. В 1995 году нас пригласили вести шахматные программы на НТВ.

И у вас это неплохо получилось…

Сергей: Да, мы двадцать лет вели «Шахматное обозрение» на спортивных каналах НТВ+, НТВ-Америка и НТВ-Мир. Сперва мы делали по одной программе в неделю, но затем число передач увеличилось, так как при освещении крупных соревнований мы выходили в эфир практически каждый день.

Марина: Это были счастливые годы. Считается, что на телевидении много интриг, подсиживаний и т.д. Но на нашем канале этого не было совсем. Царила светлая дружеская атмосфера. У нас работали выдающиеся спортивные комментаторы: Василий Уткин, Владимир Маслаченко, Евгений Майоров, Анна Дмитриева, Алексей Бурков. Это была отличная команда.

Марина и Сергей Макарычевы

О чем была ваша программа? Это был обзор текущих турниров, так сказать, шахматные новости?

Марина: Да, мы рассказывали о чемпионатах мира, Олимпиадах, чемпионатах страны, детских и юношеских турнирах. Я обычно выезжала на соревнования, готовила репортажи, брала интервью, собирала информацию. А Сережа, оставаясь в Москве, вел программы, показывая, комментируя и анализируя то, что я присылала «с полей». Друзья шутили – мол, Сережа у нас «невыездной».

Сергей: Главная изюминка нашей работы на телевидении — это сверхоперативные «день в день», нередко выходящие даже до завершения очередных туров, репортажи с крупнейших шахматных соревнований в Линаресе, Вейк-ан-Зее, Нью-Йорке, Лас-Вегасе… Кроме того, мы брали интервью у интересных людей. Например, у Марины было эксклюзивное интервью с Хуаном Антонио Самаранчем – тогдашним президентом МОК. Она беседовала с дипломатами, президентами, актерами, другими популярными фигурами, например, с Натальей Водяновой.

Марина: Смешная ситуация получилась с Николя Саркози. Он тогда был министром внутренних дел Франции. Ходили слухи, что, вероятно, именно он станет следующим президентом страны. На матче Крамник — Леко, который проходил в швейцарском Бриссаго, я взяла у него интервью, переслала Сереже. А он не дал его в эфир.

Сергей: Насчёт будущего президентства Саркози я был совершенно не в курсе. Смотрю: не слишком фотогеничный мужчина что-то говорит, почти ничего не понимая в шахматах. Скучно.

Судя по имеющимся у вас наградам, скучной ваша передача точно не была… Похвастаетесь призами?

Марина: За время нашей работы (а вышло почти три с половиной тысячи программ) мы получили очень много разных призов, несколько раз были названы лучшими шахматными журналистами России. Международная шахматная федерация (ФИДЕ) назвала нас в 2015 году лучшими шахматными журналистами мира. Это очень лестное звание. За вклад в развитие и популяризацию шахмат имя Сергея Макарычева внесено в Золотую Книгу ФИДЕ.

Марина и Сергей Макарычевы

Помимо «Шахматного обозрения» вы еще снимали документальные фильмы и сериалы о шахматах. Расскажите подробнее.

Марина: Мы сняли 16 фильмов о шахматистах и шахматных событиях. Например, был сериал, посвященный матч-турниру на первенство мира 1948 года, который выиграл Михаил Ботвинник. Мы вели съёмки на квартире, на даче, где он жил. Там бережно сохранялась атмосфера жизни и деятельности великого чемпиона. Познакомилась с его дочкой, Ольгой Михайловной, с его внуками и правнуками. Выпустили фильм «Патриарх» — ведь именно «патриархом мировых шахмат» величали этого человека.

Сергей: Делали фильмы о Карпове, Каспарове, Крамнике, Корчном, Карякине. С Сергеем Карякиным вообще забавно получилось – Марина его первый раз сняла, когда Серёже было 12 лет. Спросила: «Станешь чемпионом мира?». Он скромно ответил, что наверняка станет, но только не сразу, а лишь через несколько лет. Спустя 10 лет, снимая его самого, мы показали этот фрагмент Сергею, который увидел его впервые. Получилось забавно.

Касались ли вы темы обучения игре в шахматы?

Марина: Мы написали две книги: самоучитель «От А до …» — учебник «для тех, кто учит играть», и иллюстрированную «Шахматную сказку» — книжку для начинающих, призванную увлечь и привить детям любовь к шахматам.

Сергей: Еще подготовили и провели около сотни телевизионных шахматных уроков.

Что сейчас происходит с шахматным спортом в мире, в Америке и России?

Сергей: Начну с России. Считаю, что грандиозные шахматные успехи Советского Союза были не в последнюю очередь обусловлены тем, что в дополнение к централизованной государственной поддержке в стране имелся мощный слой научно-технической интеллигенции, в котором шахматы были чрезвычайно популярны как интеллектуальный вид деятельности. Сейчас в силу ряда очевидных причин этот слой сильно поредел, к тому же у шахмат исчезла реальная поддержка со стороны государства. Короче, шахматы в России очень просели, что видно по рейтингам и результатам. А в Америке у шахмат лет 10 назад появился мощный спонсор – бизнесмен Рекс Синкфилд, который, помимо прочего, задался целью создать команду-чемпионов, которая сразу же выиграла Олимпиаду 2016 года в Баку, но повторить этот успех ей не удалось, хотя по своему среднему рейтингу сборная США и сейчас бесспорно первая в мире. Но Олимпиаду 22-го года выиграла молодая команда Узбекистана. И это сенсация, заставившая вспомнить о «советской шахматной школе». Однако Синкфилд не опустил руки, продолжая проводить у себя в Сант-Луисе множество крупных турниров. А совсем недавно громко заявили о себе шахматисты Индии. Доммараджу Гукеш в неполные 18 лет выиграл турнир претендентов на мировую шахматную корону.

Марина и Сергей Макарычевы

А что происходит на уровне обычных людей? Дома сейчас в шахматы играют?

Марина: Сложно судить. Но, например, в Америке много семей, которые хотят, чтобы их дети играли в шахматы, поэтому повсюду открываются шахматные школы, а шахматные тренеры очень востребованы.

А вы тренируете?

Марина: Да, и всегда рады новым ученикам.

Как новые технологии повлияли на шахматы и на обучение игре?

Сергей: Помню, как в 93-м году на открытии матча Каспаров-Шорт я увидел компьютер, играющий в шахматы. Заметив мой интерес, его хозяин предложил с компьютером сыграть, добавив при этом, что, мол, Вас то он наверняка обыграет. Это меня задело, я напрягся и у этого компьютера выиграл. После чего гордо заявил, что ни один компьютер никогда не обыграет меня! Тогда я действительно верил в это. Но ситуация быстро менялась. И вот уже сам Каспаров проиграл – правда, проиграл не простой бытовой «железяке», а самому мощному на тот момент суперкомпьютеру в мире. Тогда Гарри подозревал, что дело нечисто, что этому монстру помогали во время игры его «тренеры» – сильные американские гроссмейстеры. Дело в том, что в те годы (а отчасти даже сейчас) связка «шахматист + компьютер» намного сильнее каждого из них по отдельности. Позднее Каспаров признал, что, похоже, такой нелегальной помощи не было, но одно лишь ощущение того, что она есть, очень мешало ему настроиться и играть…

Марина: По горячим следам мы сделали двухсерийную программу об этом знаменитом нью-йоркском матче, в которой Гарри Каспаров очень эмоционально рассказал и о своей стратегии, и о своих переживаниях.

Сергей: С точки зрения хранения и удобного доступа к большим объемам информации компьютеры были уже в начале 90-х очень полезны шахматистам. Помню, когда я был тренером и ездил с нашей командой на Олимпиады, приходилось возить с собой здоровенный и очень тяжёлый чемодан с картотекой на всех вероятных соперников. А сейчас это – тоненький ноутбук.

Может ли ребенок научиться играть в шахматы только при помощи компьютера?

Сергей: Для маленьких детей тренер, обучающий их играть, очень важен. Дело в том, что компьютер показывает, КАКОЙ ход (по его мнению) нужно сделать, но не объясняет, ПОЧЕМУ нужно поступить именно так. В результате вместо того, чтобы разбираться во всём самостоятельно, ребёнок может, поддавшись соблазну, «подсесть» и некритично полагаться лишь на компьютерные рекомендации.

Марина: Представьте – вот ребенок смотрит на позицию. А она многогранна. Можно сыграть так, а можно эдак. И даже если ты делаешь не самый сильный ход, но у тебя есть хороший план, чёткое представление о том, что происходит, то это лучше, чем тыкаться туда-сюда как слепой котёнок. Потому что ты понимаешь, что делать дальше. Компьютер же просто говорит: играй так! А почему? Нет содержательного, понятного человеку ответа. Короче, если маленький ребенок занимается шахматами, используя только компьютер, то он привыкает, что в этой машинке сидит кто-то, кто подскажет: мол, правильно вот так! И ребенок перестаёт думать самостоятельно.

Марина и Сергей Макарычевы

Какие качества, на ваш взгляд, развивают шахматы?

Марина: Творческое мышление.

Сергей: Я бы сказал – независимость мышления. На самом деле вся игра в шахматы – это жёсткое противостояние и непрерывный поиск ускользающей истины. Шахматы – очень индивидуалистичная игра, ведь играешь один на один.

Марина: Шахматы учат концентрации мышления. Ребенок может два часа сидеть и думать. И это очень важно, потому что у многих детей не хватает сил даже пять минут высидеть. В популярных сейчас быстрых шахматах развивается скорость мышления. Ребенок учится сохранять внимание и концентрацию до конца. Шахматисты шутят, что самое трудное в шахматах – это выиграть выигрышную позицию. Неудивительно, что дети, которые играют в шахматы, обычно гораздо лучше учатся.

Оба ваших сына-близнеца – очень успешные ученые-математики, преподающие в ведущих университетах Америки. Скажите, есть ли у вас какой-то секрет воспитания талантливых детей?

Марина: Особого секрета нет. Я пыталась увлечь их шахматами, но они их не увлекли. Знают, умеют, но на среднем уровне крепкого любителя. Мальчики с детства не любили, если их к чему-то принуждали. А увлечение математикой шло от них самих, мы не заставляли. Только поощряли. Помню, во втором классе они попросили меня объяснить двоичную систему счисления. Соседка по даче – учитель математики, которая случайно слышала наш разговор, охала: «Мариночка, кто же из них вырастет?»

Сергей: Мы старались удовлетворять их любопытство, давая популярные математические книги. Помню, как они случайно наткнулись где-то в шкафу на книжку из моих давних студенческих времен, описывающую язык программирования «Алгол». И к нашему величайшему изумлению стали увлечённо штудировать эту, совершенно непредназначенную для детей книгу.

Марина. Сыновья, когда им было по 13 лет, написали для нас компьютерную программу, которую мы использовали в выпусках «Шахматное обозрение». На экране появлялась шахматная доска, мы могли делать ходы, рисовать стрелочки, квадратики, выделять фигуры и т.д., комментируя те или иные партии. Мы пользовались этой программой все 20 лет на ТВ, пользуемся и сейчас на нашем ютуб-канале Makarychev Chess. Сыновья только подновляли дизайн.

Получается, что вы постоянно и плодотворно работали вместе. И вместе воспитывали чудесных сыновей. В чем секрет такой вдохновляющей совместимости?

Марина: Честно? Я не знаю. Просто так получилось. Кто-то там сверху послал нас друг другу, объединив общим интересом к шахматам.

Марина и Сергей Макарычевы

Думаю, вам очень повезло. Давайте на этой счастливой ноте подведем итог нашей беседы. Что же такое шахматы?

Марина: «Шахматы, как любовь и музыка, делают человека счастливым». Шахматистам интересно найти правильный ход, решить головоломку. Шахматы – очень красивая и порой парадоксальная игра.

Сергей: Да, шахматы – это пусть и сложная, но все же игра. Считаю, что, используя наш скромный человеческий разум, в этой игре можно если и не постичь истину, то получить очень хорошее приближение к ней.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*