Война и вокруг войны…

Часть шестая: Жаркая дорога домой

Berlin

И вновь я в “более западной” Европе – после растерзанной войной Украины. Тихо и чисто… Но воздух будто наэлектризован смутной тревогой – дойдет до нас, или “их” остановят “там”? А также – тревогами о тепле зимой и сомнениями, сколько времени и какое количество оружия передавать в эту самую Украину, ставшую буфером на пути путинских полчищ и планов. А еще – тут очень жарко… В самом прямом смысле.

На обратном пути в Чикаго судьба и дела забрасывают меня сразу в несколько европейских стран. Да еще каких! Сначала по курсу вновь проносится Чехия, из которой я поездом еду в Берлин. Еще в автобусе из Украины я беру через Сеть билет на этот поезд, выбрав первый класс и наивно ожидая, что все будет по первому разряду. Проходящий поезд приходит на вокзал Брно с опозданием, и я с тяжелыми чемоданами вваливаюсь в вагон этого самого класса. Но тут выясняется интересная деталь – оказывается, мой билет за 50 евро вовсе не гарантирует мне там место в кресле! Это нужно было покупать каким-то образом дополнительно! Впрочем, я не один – стоят в тамбуре, да и просто сидят там же на полу и другие “полу-безбилетники-первоклассники…”. Ну что же – будем знать.

За окном мелькают привлекательные чешские пейзажи, постепенно переходящие в не менее живописные немецкие. ЕС – никаких формальных границ давно нет.

Берлин… Здесь теперь настоящая “база” украинских беженцев. Украинцев в исторических местах очень много, сплошная знакомая украинско-русская речь. А вот и Рейхстаг. Тот самый. Я никогда не был здесь раньше. Со школьной скамьи приходят яркие образы Егорова и Кантария, водрузивших на куполе красное знамя в мае 45-го… Позже я открываю Википедию. Родина не всегда помнила героев, так уж сложилось. Егоров в 75-м погиб в автомобильной катастрофе где-то в глубинке. Кантария умер прямо в поезде в 90-х – когда ехал получать статус беженца в России после того, как его дом был уничтожен абхазской войной. Снова то же слово – война…

После прогулки в до отказа заполненном катерке по Шпрее между готическими зданиями центра я попадаю к остаткам легендарной стены между Востоком и Западом. Когда горбачевская перестройка обрушила этот реликт, казалось, будто воюющее прошлое не вернется в Европу уже никогда. Казалось…

Утром я улетаю в Рим. В зоне ожидания берлинского аэропорта сидеть, как выясняется, негде – сэкономили на стульях? Вновь знакомая картина “половой жизни” горемычных европейских пассажиров. В том же киевском Борисполе ничего подобного я не видывал! Зато потом… Какая резкая смена всех декораций! Италия, Вечный Город и… жара. Она начинается с самого утра и стоит над этим чудо-городом до самого вечера. Но он все равно прекрасен! За пару дней мне удается героически попасть и в Ватикан, включая Собор Святого Павла и Сикстинскую капеллу, и в древнеримский центр, включая Форум, Пантеон с могилой Рафаэля и, конечно же, Колизей – грандиозный до сих пор. Здесь тоже когда-то бились на смерть – легендарные гладиаторы, да и вообще все со всеми. Впрочем, из-за жары особо вникать в исторические подробности не хочется, и я растворяюсь среди множества туристов у знаменитого фонтана Четырех рек, где по воле автора бестселлера “Ангелы и демоны” пытались утопить кардинала Баджиа. Выглядит фонтан совершенно не страшным – особенно в такую жару.

Rome

Но мои приключения не заканчиваются и теперь. Впереди еще одна овеянная легендами страна – Греция! В аэропорту Рима я прохожу в VIP-зал для владельцев “очень элитных” кредитных карт, одна из которых оказалась в моем кошельке. Покинуть этот зал хочется сразу, но, ради репортажа, я остаюсь. Переполненное помещение с большим столом в центре, где “счастливчики” осиливают салаты, почему-то раздаваемые официантом за прилавком лишь в руки каждому, больше похоже на зал ожидания электричек пригородной станции советского времени. Но в особый восторг меня приводит ржавый шпингалет тех же времен в кабинке “элитного” туалета, которым (видимо, также из экономии) заменили поломавшийся “родной” замок. Да, уж, эти европейские аэропорты!

Я думал, что в Риме очень жарко. Но только не по сравнению с июльскими Афинами! Почему я не приехал зимой?! Очередь в Акрополь под палящим солнцем кажется бесконечной пыткой, и я начинаю чувствовать себя рабом-строителем всей этой древнейшей мировой реликвии. На зато – какой вид на Рим сквозь оставшиеся целыми колонны! Впрочем, и Храм Посейдона в час заката, находящийся вблизи города, не менее, а может быть и более эффектен, чем сам Акрополь.

Athens

Оказывается, нет сильнее усталости, чем от постоянной смены гостиниц, средств передвижения и высоких температур. Не говоря уже об усталости от всего, что связано с войной. Мой самолет из жарких Афин в Чикаго с ночевкой в просторном и ухоженном аэропорту Стамбула на фоне всего сказанного становится радостью!

…Пограничник-курсант в O`Hare неожиданно уходит советоваться к опытным коллегам на предмет “законности” посещения мною родной Украины во время войны. Те интенсивно кивают хором. Опять повезло! И это значит – я снова с вами! Как говаривал Ю. Деточкин: “Люба, я вернулся…”!

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*