“Автор текстов” Александр Цыпкин

Интервью перед встречей

Александр Цыпкин и Константин Хабенский. Фото из архива А.Цыпкина
Александр Цыпкин и Константин Хабенский. Фото из архива А.Цыпкина

1 декабря в Чикаго и 5 декабря в Нью-Йорке пройдет шоу (так называет программу сам автор) Александра Цыпкина и Константина Хабенского “The Best и новые рассказы”. В эксклюзивном интервью вашему корреспонденту Александр Цыпкин вспоминает о том, с чего начинался проект “БеспринцЫпные чтения”, делится впечатлениями о работе с актерами и рассуждает, почему “роман в постах – наше будущее”.

– Александр, как вас только не называют: публицист, писатель, пиарщик, литератор, журналист, драматург, продюсер… Кем вы сами себя считаете в первую очередь?

– В первую очередь я, конечно, авантюрист, потому что все, что происходит со мной с точки зрения творчества, было изначально авантюрой. Я не предполагал такого результата, не думал, что у меня будет около трехсот концертов по всему миру, что появятся кино, театр… Более того, я профессионально не занимался ни писательской, ни актерской, ни продюсерской деятельностью. Все это некий дилетантизм, так что я еще и профессиональный дилетант… Если говорить более предметно, то я – автор текстов для чтения со сцены. На сегодняшний день я уже могу ответственно сказать, что делаю это достаточно хорошо просто в силу того, что у меня есть цифровые доказательства: более ста тысяч зрителей… А вот определенный успех книг еще совершенно не означает, что я – хороший писатель. Книги покупают в подарок, потому что модно… У меня много вопросов к моим текстам с точки зрения литературы. Здесь еще есть над чем работать. И уж тем более не могу назвать себя профессиональным сценаристом. Я всегда работаю вместе с режиссерами и пока только учусь этому искусству и ремеслу, хотя фильмы по моим сценариям пользуются определенной популярностью. Так что я – автор текстов.

– Как возник в вашей жизни проект “БеспринцЫпные чтения”?

– “БеспринцЫпные чтения” возникли в тот момент, когда я собрал несколько своих рассказов, написанных исключительно для раскрутки собственных социальных сетей – необходимого инструмента работы любого пиарщика. Я работал и продолжаю работать в этой отрасли. Мне нравится то, чем я занимаюсь, хотя сейчас практически на это не осталось времени… Появилась первая книжка, и я хотел сделать по этому поводу какое-то мероприятие. Пригласил друзей в Москве, Петербурге и решил почитать свои рассказы. Мне показалось, что это хороший способ для презентации. Прочел, был в полном от себя восторге. Подходят друзья и говорят: “Какие хорошие рассказы, и как ты ужасно читаешь”. Меня это не остановило, но я понял, что нужно привлекать профессионалов как исполнителей, так и продюсера. К счастью, практически все актеры, с которыми мне удалось связаться, согласились.

– Почему такое название?

– С моей фамилией особенно не повыпендриваешься. Пришлось из нее сделать бренд. Изначально слово “беспринцЫпный” (даже с большой буквой “Ы”) с очевидной негативной коннотацией вызывало вопросы. Если мне удастся изменить отношение к нему и превратить его в слово, обозначающее яркие чтения интересной прозы, будет здорово.

– Вы помните первую реакцию Хабенского, когда вы предложили ему принять участие в проекте?

– С Константином Юрьевичем Хабенским была замечательная история. Один крупный строительный холдинг хотел провести благотворительное мероприятие для своих клиентов и спросил, не могу ли я прочитать рассказы. Я предложил позвать Хабенского. У него большой Фонд, который помогает детям с онкологическими заболеваниями головного мозга. Он согласился. С тех пор у нас было уже почти сорок совместных выступлений.

Александр Цыпкин. Фото из архива А.Цыпкина
Александр Цыпкин. Фото из архива А.Цыпкина

– Вы приглашаете к сотрудничеству многих известных актеров. Каков критерий выбора?

– Все, что я делаю в творчестве, – абсолютный фан. В этом нет никакой системы или как таковой РАБОТЫ. Все контакты строятся на человеческих, приятельских отношениях. Познакомились в кино, давайте вместе почитаем… Безусловно наш проект финансово интересен и создан очень профессионально, но внутри сохраняется первостепенность дружеских отношений. У меня никогда не было задачи обязательно найти того или иного актера. Это всегда совпадало с их желаниями и возможностями. Например, давно у меня была мысль, чтобы рассказ “Томатный сок” прочла актриса другого поколения, нежели те, с которыми я работаю сейчас. Раз – и в моей жизни появилась Марина Мстиславовна Неелова. Моя идея будет реализована с ней. Также в моей жизни появлялись другие актеры. Все всегда происходит случайно.

– Были ли у вас случаи, когда актеры, читающие ваши тексты, заставили вас переосмыслить написанное или взглянуть на это под другим углом?

– Не просто переосмыслить – иногда актеры переписывают то, что я пишу. Вот в чем беда и боль. Они же считают, что если я живой, со мной можно делать все что угодно, я выдержу и перетерплю. Поэтому рассказы в редакции Ингеборги Дапкунайте или Константина Хабенского несколько могут отличаться. Или вот Женя Стычкин прямо перед выходом на сцену предложил другой финал, и я с ним согласился. Я всегда готов выслушать и могу сказать, что в девяноста процентах случаев советы актеров правильны. Они делают мои рассказы лучше.

– Ваша биография начиналась вполне академично. Родились в семье врачей, закончили факультет международных отношений Санкт-Петербургского университета, стали успешным журналистом… Что вам нравилось в журналистской работе?

– Журналистская работа всегда была для меня дополнительным видом деятельности. Этим я занимался параллельно с основной работой, что, возможно, было важно моим гостям, так как я для них являлся просто собеседником, который не ставит задачи вытянуть какую-то горячую новость. В этом и мой недостаток как журналиста. Я не очень люблю задавать неприятные вопросы, которые поставят собеседника в неудобное положение, хотя журналист обязан это сделать. Я не люблю заглядывать в личную жизнь. Мои интервью достаточно мирные и комфортные для участников. Люблю разговаривать не о профессии, а о самом человеке, о его мыслях, поступках, взглядах. Мои интервью – всегда разговор будущих потенциальных друзей.

– Среди ваших журналистских “жертв” был и Константин Хабенский. Вы помните ваше первое впечатление о нем?

– Он мне очень тогда понравился, произвел колоссальное впечатление. Я подумал, что хотел бы с этим человеком дружить. Это самое главное. Из этого все сложилось. Если вся моя литературная деятельность была нужна, чтобы познакомиться и подружиться с такими людьми, как Костя, Ингеборга Дапкунайте, Анна Михалкова… – я могу перечислить всех актеров, с кем работал, – то все сделано не зря. Я уже получил за это очень много.

Александр Цыпкин. Фото из архива А.Цыпкина
Александр Цыпкин. Фото из архива А.Цыпкина

– Как в вашей жизни появилась литература?

– Вообще литература в моей жизни появилась в детстве. Я много читал, я из хорошей семьи. Был начитанный ребенок класса до шестого-седьмого. Потом мне это надоело, и я читать бросил. С тех пор никак не могу начать заново… Я, конечно, читаю какие-то книжки, но, честно говоря, это надо делать в десять раз больше, чем делаю я. Просто в силу определенной образованности я могу успешно делать вид, что много читал. Я знаю содержание большинства классических произведений, но это не значит, что я их открывал. В этом, конечно, беда. А литература в смысле собственных сочинений появилась пять лет назад, когда мне понадобилось создать презентацию себя. Так появилась моя литература. Побочный эффект.

– Ваша первая книга называется “Женщины непреклонного возраста”. “Непреклонный возраст” – это какой?

– Книга не про возраст. Понятно, что изначально это игра слов – яркая и привлекающая внимание. Женщины непреклонного возраста – те, для которых чувство собственного достоинства остается самым важным критерием, и ради того, чтобы это чувство не нарушать, женщины готовы на жертвы. Может быть, потерять что-то в качестве жизни, потерять людей, с которыми они общаются, если люди эти нарушают их личные границы… Для таких людей достоинство – это очень важно.

– У этой книги есть продолжение?

– Уже есть и вторая, и третья книги. К счастью, все они стали бестселлерами. Это сборник рассказов, каждая следующая книга является органическим продолжением предыдущей…

– В последнее время модно говорить о том, что Нобелевская премия “изжила себя”, что Алексиевич – “это не литература”, Боб Дилан – “не литература”, и т.д. Каково ваше мнение об этом? Считаете ли вы докупрозу, рок-поэзию, рэп и – шире – любое написанное слово – литературой?

– Все гораздо хуже. Дискуссией не являются такие глыбы, как Боб Дилан или Светлана Алексиевич, – сегодня каждый автор поста в социальных сетях может претендовать на то, что это – литература, и иногда вполне обоснованно. В конце концов, если пост читают миллионы человек, то кто докажет, что это не литература? Где критерии? Их больше не существует. Хуже того, больше не существует фильтров, которые были раньше. Я уверен, что мои рассказы, если бы я попытался пробиться с ними в семидесятые-восьмидесятые годы, не были бы напечатаны. Не в силу цензуры – ни в коем случае, – а в силу того, что у них большое количество литературных огрехов. Я сейчас читаю свою первую книжку и понимаю, что, хоть написана она была весело и задорно, никакой приличный редактор в XX веке не выпустил бы ее в свет, а послал бы меня исправлять и корректировать. Хорошо это или плохо – другой вопрос… Сегодня факт остается фактом: все пишут для всех. Если раньше единицы-писатели создавали свои произведения для миллионов, то сегодня миллионы пишут для миллионов. Повторюсь, ваш вопрос с Бобом Диланом уже не совсем актуален. Вот когда Нобелевскую премию дадут за серию постов, тогда можно будет побеседовать о том, куда мы катимся. Но очень возможно, что посты будут лучшим, что будет написано в том году. Просто автор не захочет тратить время на книгу, а все сделает в постах. Роман в постах – наше будущее.

– В одном интервью вы сформулировали ваш принцип: “Если книга – то бестселлер, если спектакль – то аншлаг!” Принцип работает: книги стали бестселлерами, представления проходят с аншлагами по всему миру. Надеюсь, американские гастроли не станут исключением. Вы себя считаете успешным человеком?

– Чего кокетничать и заниматься таким “постыдным делом”, как ложная скромность? Конечно, проект успешный. Конечно, я считаю себя успешным человеком в той области, в которой занимаюсь. Все равно это так или иначе развлечение людей. Несмотря на то, что у меня есть несколько серьезных рассказов, я не отношусь к своему творчеству серьезно, не считаю, что кого-то должен учить жить и наставлять на путь истинный. Скорее, на другой путь могу нечаянно наставить… Я отношусь к творчеству легко, но в том, что я делаю, успех есть, и у этого успеха много родителей. Я сам, коллеги, коллеги-писатели, мой партнер-продюсер, ее продюсерская команда, актеры… – все сыграли огромную роль в том, что проект зашагал уверенно по России и за ее пределами… Но я совершенно спокойно смотрю на то, что успех может закончиться не менее стремительно. Пройдет мода или что-то еще случится, и тогда я займусь другим делом. Я по этому поводу не переживаю.

– В последние несколько лет вы стали плодотворно сотрудничать с режиссерами. Мне больше всего запомнилась снятая по вашему сценарию чудная короткометражка Анны Меликян “Нежность” с Викторией Исаковой. Мне кажется, все ваши рассказы насквозь кинематографичны, и если на них пока “не накинулись” режиссеры, то это только вопрос времени…

– Моей творческой активности всего четыре года, и кино было с самого начала. Первый короткометражный фильм “Вдовушки” Резо Гигинеишвили вышел в 2016 году. Премьера состоялась на благотворительном фестивале-аукционе “Action!” Потом там же, но годом позже была представлена девятиминутная картина “Прощай, любимый”, которая сейчас, наконец, есть на YouTube. За нее мы даже получили приз Гильдии на Кинотавре. В то же время я познакомился с Аней Меликян и появился фильм “Про любовь. Только для взрослых”, в котором одна из новелл – там, где играет Джон Малкович, – написана вместе с ней… Сейчас есть уже порядка десяти короткометражек. Ещн будут два сериала. Надеюсь, они дойдут до зрителя… Вы правы, мои рассказы – готовые театральные и киносцены. Они для этого и пишутся. Мне очень нравится кино. Здорово, что режиссеры выбирают мои сценарии. Мне очень лестно, я стараюсь их не подвести.

– Предположим, нашелся идеальный продюсер, предложил вам для экранизации любой ваш текст и дал вам полный карт-бланш. Кто вошел бы в вашу “dream team”?

– У меня уже все есть – “dream cast” и “dream team”. Например, последняя реализованная мечта визуализировать песню Бориса Гребенщикова сбылась – получился фильм “Темная как ночь. Каренина 2019” режиссера Радды Новиковой с прекрасным актерским составом: Ингеборга Дапкунайте, Константин Хабенский, Максим Суханов, Юлия Пересильд, Матвей Лыков… Переписать Толстого – наглость, но мне терять уже нечего. Получилась современная “…Каренина” с совершенно неожиданным финалом. Я рад, что мне удалось сделать этот фильм таким, какой он есть. Сейчас мы с Резо Гигинеишвили закончили снимать Ксению Раппопорт в фильме “Это не важно”. Там есть просто душераздирающий монолог Ксении про женскую старость. Выйдет фильм, надеюсь, 1 декабря. Так что у меня все движется в сторону ежедневной реализации кинематографических “мечт”.

– Назад в будущее, или Возвращаемся к декабрьским американским гастролям. Как вы определяете для себя жанр представления “The Best и новые рассказы”? Спектакль?

– Это все-таки не спектакль. Зрители видят не актера в роли, а человека, который читает рассказы. Приходя на спектакль “Контрабас” с Константином Хабенским, вы увидите героя Хабенского, и только на аплодисментах он сбросит роль и станет самим собой. В нашем случае на сцену выходят два человека. Мы общаемся между собой и начинаем читать рассказы, которые в процессе чтения становятся маленькими пьесами. Таких рассказов пять-шесть, в каждом рассказе три-четыре роли. Соответственно, за один вечер вы увидите пятнадцать-двадцать различных образов… Мне кажется, это интересное занятие – наблюдать, как меняется прочтение рассказа автором и актером. После чтения я всегда спускаюсь в зал, подписываю книги, общаюсь со зрителями… Наверно, все-таки это некое шоу.

– Как меняется реакция на ваши рассказы по мере пересечения российской границы, как принимают их в разных странах мира?

– На какие-то вещи реакция однотипная: одинаково смеются, одинаково плачут… Понятно, что рассказ “Кавычки” особенно остро воспринимается эмигрантской средой, а рассказ про бесконечный сексуальный разгул, творящийся в России (как выбрать между женой и тремя любовницами, чтобы они не пересеклись на похоронах), далек от проблем американского общества – чуть более, как мне кажется, патриархального. Люди просто не очень верят в подобную ситуацию. Эзотерический рассказ “Мадо” про Латинскую Америку понятен людям, которые там бывали, а в России иногда вызывает недоумение… В общем и целом я не вижу большой разницы в восприятии зрителей. Пишу я все равно про человеческие чувства, отношения, любовь, дружбу, предательство. Если это комедия, то комедия положений, и всем понятны герои и те коллизии, которые с ними происходят. Скорее, наверно, можно сказать, что в ряде случаев зарубежный зритель чуть скептичнее относится к тому, как я описываю сегодняшнюю Россию. Я описываю ее, как страну веселую, бесшабашную, разбитную, яркую с точки зрения жизни, в которой можно очень много такого, чего нельзя в европейских странах и Америке без получения обвинения во всех возможных грехах. Как это ни странно, при всей демократичности западного общества иногда в России в меньшей степени ты будешь подвержен травле и гонению за какие-то проявления самых тривиальных человеческих страстей.

Nota bene! Шоу “The Best и новые рассказы” пройдет 1 декабря 2019 года в 8.00 pm в Скоки (пригород Чикаго) в помещении North Shore Center for the Performing Arts (9501 Skokie Blvd, Skokie, IL 60077, www.northshorecenter.org/event/the-best) и 5 декабря 2019 года в 8.00 pm в Нью-Йорке в помещении Tribeca Performing Arts Center (199 Chambers St. NYC 10007, tickets.tribecapac.org/ticket/seating-chart. Подробная информация – на сайтах Международного фестиваля искусств “Вишневый сад” www.cherryorchardfestival.org/ и компании Maestro Artist Management, www.maestroartist.com.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*