“Ямайка” в Германии не получилась

Ангела Меркель в усложнившейся ситуации

Еще недавно всё складывалось хорошо – и для Германии, которая выдерживала напор мигрантов извне и недовольство их противников внутри страны, и для Ангелы Меркель, заслужившей избрание канцлером на четвертый срок. На выборах в бундестаг, прошедших 24 сентября, ее блок ХДС/ХСС, хоть и потерял немало, однако получил около трети всех голосов избирателей, намного опередив все другие участвовавшие в выборах партии, в том числе СДПГ.

Социал-демократическая партия Германии, многие годы возглавлявшая правительство, потом в рамках “большой коалиции” державшаяся пристяжной у христианских демократов, на сей раз, получив 20, 4% голосов, могла бы и впредь быть им партнером, совместно имея в бундестаге большинство. Однако это ее не устроило, и она решила перейти в оппозицию Ангеле Меркель. Собственно говоря, она, даже будучи в коалиции, была в оппозиции канцлеру. Занимая по договоренности посты вице-канцлера и министра иностранных дел, социал-демократы (сперва в течение 8 лет Франк-Вальтер Штайнмайер, за ним Зигмар Габриель) были гораздо более покладистыми по отношению к России, чем Ангела Меркель. Ей было трудно с ними работать. Так что “большая коалиция” распалась, можно сказать, “по взаимному согласию”, как разводятся супруги после неудачного брака.

Рассмотрим ситуацию, в которой оказалась канцлер Германии при формировании нового правительства. Чтобы иметь в бундестаге большинство, хоть и небольшое, она должна была привлечь в правительственную коалицию еще какие-то партии, прошедшие в бундестаг. Националистическая “Альтернатива для Германии”, получившая на выборах 13% голосов, для Меркель в партнеры явно неприемлема. Неприемлемы и Левые – с другой стороны политического спектра, получившие 9,1%. Подходящими для переговоров оказались Свободная демократическая партия, получившая на выборах 10,7%, и Зеленые – 9%. Вместе они вполне могли бы компенсировать уход из коалиции социал-демократов.

Предполагавшаяся правящая коалиция сразу получила в Германии веселое название “Ямайка”. Так сложилось, что условные цвета партий на выборах – черного у блока Меркель, желтого у СвДП и зеленого у третьего партнера – совпали с цветами государственного флага Ямайки.

Однако почти двухмесячные переговоры Ангелы Меркель с желто-зелеными к успеху не привели. Заартачился 38-летний лидер СвДП Кристиан Линднер. Свободные демократы (их еще называют либералами) обязаны ему относительным успехом на этих выборах, поскольку эта партия, славная в далеком прошлом (когда ее представитель Ганс-Дитрих Геншер был министром иностранных дел в правительстве Гельмута Коля), долгие годы пребывала в кризисе, на выборах не преодолевала даже 5-процентный барьер, как вдруг теперь на третьем месте с десятью процентами и перспективой роста!

Кристиану Линднеру прочили пост министра иностранных дел в новом правительстве Ангелы Меркель (вместо нынешнего Зигмара Габриеля из СДПГ), но в ночь на 20 ноября он неожиданно объявил, что его партия выходит из консультаций о создании правящей коалиции, объяснив это “отсутствием доверия” и “непреодолимыми противоречиями между СвДП и консерваторами из ХДС и ХСС”. Непреодолимые противоречия, возможно, возникли по проблеме Крыма. Линднер еще до выборов предлагал эту проблему заморозить ради сближения с Россией, а Меркель его за это подвергла жесткой критике. “Лучше не иметь никакого правительства, чем иметь неправильное”, – заявил он. То ли он себе цену непомерно завысил, то ли еще какие-то министерства запросил, неизвестно, но с Ангелой Меркель шантаж не прошел, и “Ямайка” на условиях СвДП не получилась. Впрочем, не исключено, что к ней политики еще вернутся, немного поостыв.

Ибо какие у них альтернативы? Правительство меньшинства? Или двинуться на попятную к СДПГ? Или перевыборы? Правительство меньшинства, не имеющее поддержки в бундестаге, затруднит работу Меркель. Обращение за поддержкой к СДПГ подорвало бы престиж канцлера, да оно и бесперспективно, поскольку социал-демократы, похоже, намерены свалить нынешнее правительство и вернуться во власть. Альтернатива перевыборов, если “Ямайку” окончательно похоронят, вполне вероятна. Но не взлетит ли на перевыборах еще выше разогнавшаяся “Альтернативы для Германии” (АдГ) с полной дезорганизацией ныне ей противостоящих структур? Все должны насторожиться и АдГ притормозить.

Ведь что собой представляет “Альтернатива для Германии”? В сущности это не партия, а движение против наплыва в Германию чуждых и ставших для нее опасными мигрантов. Повторю здесь слова Дональда Трампа, сказанные по поводу протестовавших против сноса памятников генералу Ли и другим конфедератам: там есть и хорошие люди, есть, к сожалению, и плохие.

Проблема, связанная с мигрантами, имеет место в ряде других европейских стран. То, что более резко на нее отреагировала Германия, можно объяснить особенностями ее истории и соответственно чувствительностью немцев как нации в данный тревожный момент. Вряд ли нам нужно углубляться здесь в нюансы, но “Германия в оцепенении”, как пишет в аналитической статье Инес Поль, главный редактор Deutsche Welle. “Либеральная миграционная политика Меркель, – считает она, – позволила АдГ всерьез укрепиться, и в результате именно из-за этого потерпели неудачу попытки создать новое правительство”.

Пошла атака на Меркель, и мне из чудом сохранившегося в памяти стихотворения Генриха Гейне пришли на ум строки о рыбаке в лодке на Рейне, который, будучи очарован русалочным пением, обречен на гибель. Вот его заключительные строки: “Унд дас хат мит ирем зинген ди Лёреляй гетан” (и это своими песнями сделала Лёреляй). Испугавшимся немцам это мнится констатацией: то, во что влипла Германия, наделала своими песнями о гуманности по отношению к беженцам Ангела Меркель, современная Лёреляй.

Высоко ценя добрые чувства, нравственность и другие качества Ангелы Меркель как яркого политика на смутном фоне ее европейских коллег, отнеся к ней в одной из своих статей даже слова Добролюбова “луч света в темном царстве”, ожидаю, что она каким-то образом сумеет преодолеть возникший кризис, успокоит общественное мнение и останется канцлером Германии. Для этого она должна отрешиться от чрезмерной лояльности чужеродным мигрантам, а также укрепиться в противостоянии курсу России на “шрёдеризацию” Германии (Шрёдер, бывший продажный канцлер Германии, лидер СДПГ, ныне председатель совета директоров российского концерна “Роснефть”).

Еще одна женщина, достойная (на мой непросвещенный взгляд) добролюбовской оценки, это Тереза Мэй, лидер Консервативной партии и премьер-министр Великобритании с июля 2016 года. Она уже успела проявить себя жестким консерватором, в ней, мне кажется, есть что-то от славной “железной леди” Маргарет Тэтчер. Вот, например, цитата из недавнего ее выступления: “У меня очень простое послание для России. Мы знаем, что вы делаете. И у вас это не выйдет. Вы недооцениваете устойчивость наших демократий, постоянного притяжения свободы и открытых обществ, а также приверженность западных обществ к альянсам, которые нас связывают”.

Мне кажется, она может дать обратный ход “Брекситу”, то есть выходу Великобритании из Евросоюза. Во-первых, референдум по этому вопросу, состоявшийся в июне 2016 года, расколол страну. Большинство, проголосовавшее за выход, менее, чем на 2% превосходило число голосовавших против. При решении столь кардинального для страны вопроса вряд ли можно было считать результаты референдума достаточно убедительными. Не случайно заговорили о переголосовании, не случайно и то, что премьер-министр Дэвид Кэмерон сразу заявил о своей отставке. Во-вторых, выход из Евросоюза после 43 лет пребывания в нем оказался отнюдь не простым делом, и переговоры между Лондоном и Брюсселем по согласованию взаимных финансовых претензий безнадежно затянулись – неизвестно, кто кому и сколько должен заплатить за развод. В-третьих, в инициативу и ход развода Великобритании с Евросоюзом явно имело место незванное вмешательство извне, и обратный ход их “бракоразводного” процесса объективно был бы на пользу обеим сторонам.

В наше, прямо скажем, сумасшедшее время, когда нормальные люди мира ищут и почти нигде не находят условий спокойной человеческой жизни, когда в очагах неугасающих конфликтов проливается кровь, когда ворьё жирует, а политики с олигархами, обложившись большими деньгами, пренебрегают тысячелетиями соблюдавшимися моральными заповедями, трудно делать долгосрочные и даже среднесрочные прогнозы. Темы нынешних каждодневных новостей большей частью чепуховые, отвлекающие от тайных замыслов “сильных мира сего”. Но порой по их недосмотру прорываются и такие, как оглашенное президентом России 22 ноября требование ко всем крупным российским предприятиям, государственным и частным, быть готовыми к быстрому переходу на “военные рельсы”, то есть к увеличению производства военной продукции.

Одна сторона, значит, готовится к войне. А другая, единственная способная ей противостоять, погрязла в смуте уже больше года продолжающегося в Вашингтоне противостояния двух ветвей государственной власти. Вместо сплочения и взаимодействия вопиющий… бардак! Не люблю это слово, но все другие несостоятельны.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*