Давид Шехтер: «Работа «Сохнута» охватывает весь еврейский мир»

К визиту в Чикаго Главы Еврейского Агентства для Израиля «Сохнут» Натана Щаранского

Натан Щаранский и Давид Шехтер
Натан Щаранский и Давид Шехтер

30 ноября в Downtown Чикаго состоится встреча с Натаном Щаранским, исполнительным директором Еврейского агентства для Израиля «Сохнут». Мы связались с соратником и другом Натана Щаранского Давидом Шехтером — участником сионистского движения в СССР в 80-е годы, отказником, политическим комментатором, независимым журналистом, бывшим главным редактором газеты «Спутник» и журнала «Алеф», который читают как в диаспоре, так и в самом Израиле. В 1997-2001 Давид был пресс-секретарем партии Исраэль ба-алия, первой партии, созданной русскоязычными репатриантами, которая прошла в парламент. С 2001 по 2003 — советник министра абсорбции, а с 2003 по 2005 — советник министра по связям с диаспорой. Давид Шехтер с мая 2010-го года по сегодняшний день является пресс-секретарем Еврейского агентства «Сохнут», работает вместе с Натаном Щаранским.

— Давид, Википедия называет тебя израильским писателем, журналистом и политическим деятелем. Чему ты отдаешь предпочтение в первую очередь и чему во вторую?
— Я стараюсь соединить все вместе: и писать, и работать, и заниматься общественной деятельностью.

— Как и где работает сегодня «Сохнут»?
— Действительно, работа «Сохнута» охватывает весь еврейский мир. Я пришел туда работать 7 лет назад и быстро понял, что то, что называют «еврейский мир» — это и есть «Сохнут», потому что в любой сфере — образование, летние лагеря, программы для молодежи — везде есть «Сохнут». Но в последние годы мы еще делаем акцент на усилении еврейской идентификации, самосознании евреев в диаспоре, потому что если не будет этого сознания, не будет связи со свои народом и государством Израиль — то процесс ассимиляции пойдет очень быстрыми темпами, и мы будем терять евреев еще больше, чем мы теряем сегодня.

Поэтому «Сохнут» занимается большой, серьезной работой по организации разных семинаров по изучению иврита, знакомству с Израилем. В частности, у нас есть программа МАСА, по которой привозят молодежь в Израиль. Есть несколько маршрутов, и человек может приехать по этой программе на срок от двух до восьми месяцев. Мы привозим 10 тысяч человек в год, не только из России и стран СНГ, но и из стран Западного мира. Это очень меняет мировоззрение молодых людей, поскольку, когда ты живешь в стране 2 месяца, полгода, 8 месяцев, а тем более учишься, работаешь, общаешься с людьми, то уже знаешь все это изнутри, понимаешь, как все работает.

И потом, по возвращении домой, многие делают алию, из стран СНГ. Сейчас этот показатель составляет 80% участников программы МАСА, а из западных стран -17-18%. Даже те, кто не делают алию, по существу становятся своеобразными послами Израиля, потому что, прожив здесь 8 месяцев, человек уже не будет верить россказням про арабов, которых пинают ногами, издеваются и убивают на улицах. Теперь он может сказать, что жил в Израиле и все видел, это не так.

— Раз мы затронули тему репатриации, хочу уточнить один момент. Я знаю, что чуть ли не каждый день выходят твои пресс-релизы по деятельности «Сохнута», в том числе — статистические данные о репатриации. Просвети нас, пожалуйста, о репатриации из США и Канады в Израиль в последнее время.
— Репатриация из западных стран снизилась на 11% по сравнению с прошлым годом. А вот из стран СНГ — увеличилась на 8%. Так что сегодня можно сказать, что из тех 23 050 человек, которые с 1 января по 1 октября репатриировались в Израиль, из стран СНГ приехали 13 192 человека, то есть более 56%.

— Когда мы говорим о странах СНГ, имеем в виду какие страны?
— Все страны СНГ, поскольку алия идет из всех стран.

— Хочу уточнить еще один момент. Пресс-информация, которую мы получаем от тебя — это пресс-информация практически сегодняшнего дня или она бывает двух-трехдневной давности?
— То, что я выпускаю, это актуальная информация онлайн, потому что я работаю с прессой. Сегодня пресса, в основном, электронная, то есть сайты. Это не то, что было раньше, когда были газеты и появившуюся информацию публиковали только на следующий день. Сегодня я посылаю на сайт какую-то ссылку или сообщение, и через 15 минут информация уже опубликована. То есть у пресс-секретарей усложнилась работа, поскольку мы должны быть действительно очень-очень оперативным.

— Ты готовишь информацию на нескольких языках или у тебя есть сотрудники, с которыми ты работаешь?
— «Сохнут» — большая-большая контора, у нас есть пресс-секретарь на английском языке, на иврите, на русском. Я пишу на русском, но очень часто работаю с прессой на иврите, поскольку спокойно говорю и пишу на этом языке.

— Я знаю, что ты долгие годы был связан с нашей еврейской этнической прессой. Насколько работа в этнической прессе помогала тебе в главной профессиональной деятельности — работе пресс-секретарем? Под этнической прессой я имею в виду газеты евреев из разных стран и разных общин.
— Понятно, что это мне помогает, поскольку я лучше узнаю общины, людей и лучше понимаю, что происходит в общинах и в странах, где живут эти общины, и откуда и сейчас люди репатриируются. Например, В Узбекистане есть наше представительство «Сохнута», и есть наш представитель, который регулярно приезжает туда.

— Тебе приходится сотрудничать с большим количеством работников министерств, занимающихся не только алией, но и многими другими проблемами. Как складываются твои отношения с ними, как ты получаешь эту информацию и так далее?
— У меня очень тесные отношения и с представителями министерств, и с канцелярией главы правительства, я регулярно получаю от них информацию, мы работаем все вместе, потому что дело у нас одно. Я еще пишу на сайте «Сохнута» и на странице в Facebook, ставлю туда информацию, которую получаю из этих министерств. Она очень важная, поскольку люди должны знать, что происходит, какие у них есть новые права или проекты. У нас есть такой закрытый форум пресс-секретарей, на котором мы обмениваемся сообщениями, и это очень помогает, поскольку у меня есть возможность выбрать наиболее подходящее сообщение для тех, на кого я работаю.

— Я знаю, что «Сохнут» очень тесно работает с Министерством алии и абсорбции. Если можно, несколько слов об этой работе.
— Да, мы работаем очень тесно, у нас много проектов и внутри Израиля, в частности по предоставлению жилья. Кроме того, у нас есть много проектов и заграницей. «Сохнут» может спокойно работать в других странах СНГ без каких-либо претензий, поскольку не является государственной организацией, это частная еврейская организация.

С Министерством абсорбции у нас в последние годы особо тесные отношения, и это неслучайно, поскольку на посту министра сейчас Софа Ландвер, репатриант из бывшего Ленинграда, ей не нужно объяснять, какие есть проблемы, она сама через них прошла и все испытала на себе, поэтому она стремится помочь как можно больше новым репатриантам. Мы с ней говорим на одном языке и думаем одними и теми же понятиями, поэтому именно в бытность Софы Ландвер на посту министра абсорбции у нас с этим министерством очень тесные связи.

— Мы хорошо знаем Натана Щаранского, особенно те люди, которые работали в диаспоре на общественной еврейской работе, и те, кто работает сегодня, возглавляет различные общественные организации в Израиле. Мы знаем, как много делает Натан для того, чтобы улучшить и еврейскую образовательную систему в диаспоре, и многие вопросы решить, которые он в состоянии решить вместе с Министерством абсорбции. Несколько слов скажи о работе Натана Щаранского.
— Несколько дней назад я опубликовал информацию, что «Сохнут» собрал полтора миллиарда шекелей и начинает строить социальное жилье. Социальное жилье в Израиле — это очень больная тема, поскольку его крайне не хватает, люди стоят в очереди за ним, а это в основном пожилые репатрианты из бывшего СССР. Натан Щаранский нашел средства в общинах диаспоры и вместе с Министерством абсорбции мы начинаем строить 2500 единиц жилья, которые помогут решить проблему нескольким тысячам наших стариков. Это очень важный момент. Кроме того, есть очень много вещей, которые Натан внес, поскольку для него вся эта работа с диаспорой очень близка. Он занимался вопросами мира в диаспоре практически всю свою жизнь, и очень важный для него момент — добиться равного представительства у Стены Плача для всех движений в иудаизме. То предложение, которое Щаранский провел год назад, о создании альтернативной площадки возле Котеля, где могли бы молиться реформисты и консерваторы, к сожалению, пока отложено, но Натан своих усилий не оставляет.

— Хочу вернуться в 2005 год, это уже история. Тогда мы собрались в Иерусалиме на Вторую Генеральную Ассамблею Всемирного конгресса русскоязычного еврейства, перед открытием которой встретились с Премьер-Министром Биньямином Нетаньяху. Мы обратились к нему с просьбой, и в письме, и устно, с просьбой поддержать кандидатуру Натана Щаранского на вакантную должность Главы «Сохнута». Тогда это не получилось, был назначен Зеэв Бельский, но в последующем эта должность по праву досталась Натану Щаранскому. Какие сейчас взаимоотношения между «Сохнутом» и Всемирной сионистской организацией, которые были всегда вместе? Сейчас эти отношения несколько изменились, как мы знаем. Что происходит в финансовом плане и в организационном?
— Это была одна организация, у которой был один глава, но потом по просьбе американских евреев решили их разделить, поскольку во Всемирной сионистской организации очень много политики, а «Сохнут» — это организация, которая без политики занимается работой с диаспорой. И, по мнению американцев, нужно было разделить политику от «Сохнута», что и было сделано. Поэтому Натан Щаранский был избран первым главой «Сохнута», но не главой Всемирной сионистской организации. Это не означает, что у нас нет тесных связей, мы сидим, как и раньше, в одном и том же здании, все друг друга знаем, и прекрасно общаемся. Так что никаких проблем в общем-то нет.

— Давай перейдем в писательское поле. Ты — автор многих книг: «В краю чужом», «Рядом с премьер-министром», «Камни нашего наследия». Ты соблюдаешь еврейскую традицию. Как тебе удается сочетать написание книг, их издание и работу в «Сохнуте»?
— Надо работать много. Как говорится, своя ноша не тянет. Я ведь пишу только то, что мне очень интересно. Я не пишу книги ради заработка, деньги я зарабатываю в «Сохнуте». Книги пишу для души. Для своей последней книги «Солдаты на переправе» я собирал материал несколько лет про старых хабадников, которые жили в Советском Союзе в условиях подполья. Единственной подпольной организацией, которую советским властям не удалось сломить, был Хабад. Да, очень многих пересажали или расстреляли, но все равно хабадники оставались верны своей вере и народу. И эти люди рассказывали мне, как они жили, как их дети не могли ходить в советскую школу. Даже ребе говорили, что если перед хасидом стоит выбор — броситься в огонь или отдать ребенка в советскую школу, то он бросится в огонь. Когда я все эти вещи слышал и писал, мне было очень интересно, и я даже не смотрел на время.

С Давидом Шехтером беседовали Михаил Немировский и Леонид Бард

Русскоязычная община Чикаго рада приветствовать приезд к нам Натана Щаранского, выдающегося деятеля международного еврейского движения. Читатели нашей газеты, желающие принять участие во встрече с Натаном Щаранским 30 ноября, могут обратиться к Евгении Ковельман по телефону 312-673-2351.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*